Печатать книгуПечатать книгу

Евреи в Российской империи

Библиотека Эрудаики

Сайт: Дистанционная олимпиада по иудаике
Курс: Дистанционная олимпиада по иудаике
Книга: Евреи в Российской империи
Напечатано::
Дата: Понедельник, 26 Февраль 2018, 04:10

Оглавление

1 Введение

Введение

В истории любой еврейской диаспоры исследователи обычно выделяют две составляющие: «внутреннюю» и «внешнюю». Внутренняя история -- это события и процессы, имевшие место внутри еврейской общины. Как евреи взаимодействовали с нееврейским миром -- это внешняя история; эта часть обычно тесно переплетается с историей того региона, о котором идет речь. История евреев в Российской империи не является исключением. Рассматривая ее, мы должны будем обращать внимание, как на особенности развития самих еврейских общин, так и на эволюцию взаимоотношений между евреями и российской властью, евреями и окружающим населением.

Вначале давайте определим объект нашего изучения, географические рамки и период, который мы будем рассматривать.

2 Хронологические рамки

Хронологические рамки

Российская империя как тип государственного устройства берет свое начало 22 октября (2) ноября 1721 года, когда Петр I принял корону Императора Всероссийского. Поскольку нас интересует история евреев в имперский период, разговор пойдет об истории евреев на территории Российского государства с этого момента и до февраля 1917, когда империя была преобразована в республику.

Сложность здесь состоит в том, что и во времена Петра, и в последующие пятьдесят лет еврейских общин на территории российского государства практически не было. Исключением был Смоленск, где в первой половине XVIII века, по некоторым сведениям, даже была синагога, а из числа крещеных смоленских евреев вышли известные сподвижники первого российского императора: Петр Шафиров и братья Абрам и Федор Веселовские. Еще со времен Ивана IV «Грозного» пребывание иудеев в России максимально ограничивалось. И Петр I не решился порвать с этой традицией, хотя, как он сам отмечал в письме Абраму Веселовскому, ему было «совершенно безразлично, крещен ли человек или обрезан, — чтобы он только знал свое дело и отличался порядочностью».

Ближайшие наследники Петра только препятствовали тому, чтобы евреи постоянно пребывали в империи. Первая русская императрица Екатерина I повелела в 1727 году всех евреев из России изгнать. А поскольку этот указ выполнялся не столь строго как ожидалось, третья императрица — Елизавета Петровна — в 1742 году дополнительно потребовала немедленной высылки из страны всех лиц иудейского вероисповедания. На замечание Сената, что эта мера может принести убыток и местной торговле, и государству в целом, она дала ответ: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли».

Какие же исторические обстоятельства смогли заставить правителей изменить свое отношение к присутствию евреев в Российском государстве?

Империя Романовых граничила на западе с некогда мощным и весьма обширным по территории соседом — Речью Посполитой, в которой проживала самая большая по численности еврейская диаспора Европы — ашкеназы. Когда-то они пришли сюда из Германии.

Польско-литовское государство, объединенное в 1569 году Люблинской унией, к концу XVIII столетия испытывало глубокий политический кризис. Этим воспользовались давние его конкуренты — Россия, Пруссия и Австрия. В августе 1772 года они начали боевые действия против Речи Посполитой, а в сентябре ратифицировали конвенцию о ее разделе. В результате этого раздела к Российской империи отошли некоторые прибалтийские земли значительная территория Белоруссии с городами Мстиславль, Могилев, Витебск и Полоцк. Во всех этих городах и окружающих их местечках в тот период проживало около 200 тысяч евреев. Таким образом, получилось, что не сами эти евреи пришли в Россию, а буквально сама Россия пришла к ним.

В этот период империей правила императрица Екатерина II — талантливая, образованная, живо интересующаяся новыми тенденциями европейской культуры женщина, стремившаяся к распространению среди дворянской элиты идеалов французского просвещения. Приняв от Польши новые владения, она постаралась убедить местное население в том, что под российской короной их положение не изменится в худшую сторону. 16 августа 1772 года было издано обращение к жителям Белоруссии («Плакат») в котором заявлялось, что и «еврейские общества... будут оставлены и сохранены при всех тех свободах, коими они нынче в рассуждении закона и имуществ своих пользуются». Поскольку данный документ впервые в российской истории признавал право проживания здесь евреев-ашкеназов, то именно эту дату нам и следует взять за исходную точку, с которой мы начнем наш отсчет истории евреев в Российской империи. 

3 География вопроса

География вопроса

Территория Российской империи в течение периода с 1772 по 1917 год постоянно расширялась. В конце XVIII века Речь Посполитая подверглась еще двум разделам. В результате в 1793 году России достались Восточное Полесье, Подолия и Волынь с такими «еврейскими» городами как Минск, Житомир и Каменец-Подольский. А в 1795 году к России были присоединены оставшиеся литовские, белорусские и украинские земли, в том числе и крупнейший центр традиционной еврейской учености — Вильно. Так, в результате трех разделов, подданными российской короны стали около миллиона ашкеназов — евреев Польши и Литвы.

В 70-е и в начале 80-х годов в результате успешных войн с Турцией Россия присоединила обширные пространства северного Причерноморья и Крым. В степных районах Причерноморья евреи в тот период еще не селились, но когда в 1794 году на месте гавани Хаджибей был основан город Одесса, притягательность этого региона для еврейских негоциантов многократно возросла.

Уже во второй половине XIX века Одесса перенимает пальму первенства от Вильно, превратившись в крупнейший по численности еврейского населения город Российской империи. Еврейское население Одессы составляли не только выходцы из областей Украины и Литвы, но и из польской Галиции, которая по результатам разделов отошла к Австрийской империи. Вместе с галицийскими евреями в Одессу проникли идеи еврейского просвещения (Гаскалы), о котором подробней будет сказано ниже, и реформизма. Уже в 20-е годы XIX века здесь появилась первая в России неортодоксальная еврейская школа, а в 1840 году была открыта первая в России хоральная синагога, в которой исполнялись сочинения не только еврейских канторов, но также Баха и Бетховена. В силу того, что в Одессе проживало смешанное население, евреи здесь оказались вынуждены изучать иностранные языки, и в середине XIX века были первыми по знанию русского языка среди других евреев империи.

Крым и Таманский полуостров, присоединенные к России в 1783 году, имели давнюю связь с еврейской историей. В Крыму первые еврейские поселения появились не позднее I века н. э., и в дальнейшем, в эпоху Средневековья, присутствие евреев в Крыму фиксировалось многими путешественниками и хронистами. Несомненно, что еще во времена Киевской Руси евреи Крыма имели тесные связи со своими единоверцами в Киеве и других городах восточнославянских княжеств.

К концу XVIII века еврейское население Крыма уступало по численности другой религиозной группе, также имеющей корни в иудаизме — караимам. Центром крымских караимов был богатый город Чуфут-Кале, оказывавший покровительство всем караимским общинам мира. Но после упадка Крымского ханства Чуфут-Кале потерял свое былое значение и караимы, ставшие подданными Российской империи, озаботились приобретением здесь статуса, который позволял бы им не испытывать ограничения, накладываемые на евреев. Важным элементом караимской традиции является отказ признавать Талмуд сакральным текстом, поэтому Российские монархи относились к караимам более благосклонно. К 1863 году караимы добились полного равноправия с коренным населением России.

Империя продолжала расширяться и в XIX веке. В начале 1812 года российский фельдмаршал М. И. Кутузов вынудил Турцию отказаться от своих прав на Бессарабию в пользу России, что и было закреплено Бухарестским мирным договором. Так, за несколько месяцев до начала Отечественной войны с Наполеоном Кутузов приобрел для России дополнительно около 20 тысяч бессарабских евреев.

Наполеоновские войны окончились для России новыми территориальными приобретениями. По решению Венского конгресса 1815 года Россия получила большую часть бывшего Герцогства Варшавского — государства, созданного Наполеоном для поляков из земель, отобранных у Пруссии. С этого момента император России приобретал дополнительный титул — Король Польский, а около 200 тысяч евреев бывшего герцогства, а ныне Царства Польского, становились его подданными. Их положение регулировалось особыми законами, издаваемыми местной администрацией.

Отдельно следует сказать о прибалтийских землях. Лифляндия со столицей Ригой стала частью России в год образования империи. Германский характер политического, культурного и социального устройства Курляндии и Лифляндии на протяжении веков обуславливал и особый характер местного еврейства. Поселение евреев в Риге ограничивалось имперским законодательством, но присутствие их здесь практически никогда не прерывалось. Восприняв германский образец еврейского просвещения, в 1839 году евреи Риги открыли здесь вторую после Одессы неортодоксальную еврейскую школу.

Расширение империи на Юг и Восток включило в ее состав новые группы еврейского населения, отличные от европейских евреев происхождением, языком и культурными особенностями. С присоединением Грузии в начале XIX века Россия получила грузинских евреев, говорящих на грузинском языке. Многие представители этой группы были крепостными грузинских князей и церкви, хотя основным занятием их традиционно была торговля. Наиболее крупные общины грузинских евреев были в Тбилиси, Цхинвали, Ахалцихи, Кутаиси и Они. В Тбилиси также проживала и имела свою синагогу группа курдских евреев (лахлухов) — единственная из еврейских групп, сохранившая в качестве разговорного языка арамейский.

Завоевание Кавказа сделало подданными империи горских евреев, населяющих территории восточного Дагестана и северного Азербайджана. Когда-то они пришли из Персии и принесли на Кавказ диалект татского языка, весьма близкого к фарси, который сами они называют «джугури» (еврейский) или «зухун имо» (наш язык). Будучи иудеями по вероисповеданию, горские евреи впитали многое от кавказских традиций и сформировали особую кавказско-еврейскую идентичность, для которой исполнение законов кровной мести и кавказского гостеприимства является не менее важным, чем соблюдение еврейского закона — галахи.

К горским евреям близки по происхождению, хотя географически и далеки от них, евреи Бухарского эмирата, Хивинского и Кокандского ханств, завоеванных Российской империей в 60–70 годы XIX века. До XVI века Средняя Азия и Персия представляли собой единое в культурном и религиозном отношении пространство с общим еврейским населением и общим управлением. Но с момента, когда эти регионы разделило противостояние между шиитами и суннитами, произошло и разделение евреев на иранских и бухарских. До сих пор бухарские евреи говорят на еврейско-таджикском языке, а их быт и культурные традиции схожи с традициями других среднеазиатских народов. По этой причине российская администрация в 60-е годы XIX века причислила их к туземному населению и купцам из бухарских евреев позволила беспрепятственно перемещаться по территории империи.

Таким образом, к концу XIX столетия Российская империя превратилась в самое большое по территории государство в мире, среди населения которого оказались представители нескольких субэтнических еврейских групп: европейских евреев (ашкеназов), грузинских евреев, горских и бухарских евреев, крымчаков и курдистанских евреев. Сюда же мы можем отнести и караимов. Однако подавляющее большинство евреев России составляли бывшие польско-литовские ашкеназы и именно они стали тем фактором, который обусловил появление в России так называемого «еврейского вопроса». Поэтому главным объектом нашего рассмотрения станет именно проблема ашкеназского еврейства.

4 Особенности еврейских общин Польши и Литвы

Особенности еврейских общин Польши и Литвы

Еврейские восточноевропейские (ашкеназские) общины отличались несколькими существенными признаками.

Язык и религиозная традиция

Первой отличительной особенностью восточноевропейских евреев был разговорный язык. К XVIII веку евреи Польши и Литвы говорили на двух диалектах идиша: северном и южном, граница между которыми проходила по территории современной Беларуси. Граница эта была достаточно условна, поскольку диалекты изменялись от местечка к местечку, но евреи Ковно и Вильно могли понять уже далеко не все из того, что им хотели бы сказать евреи Подолии или Волыни. Такая разница в разговорном языке, по мнению некоторых исследователей, могла послужить одной из причин формирования особой идентичности евреев Литвы — «литваков» или «миснагедов» («противников» по отношению представителей этой группы к хасидизму).

Другая особенность — это тип богослужения, характерный для ашкеназских общин и известный как «нусах ашкеназ». К XVI веку в общинах Литвы и Польши окончательно закрепился свод текстов, используемых для молитвы в течение года, и установился особый порядок их прочтения, отличающийся от принятых в общинах сефардов (западноевропейских евреев — выходцев из Испании). Движение хасидизма следовало сефардскому образцу молитвенника и вытеснило «нусах ашкеназ», поэтому к XX веку этот тип богослужения сохранился, в основном, в Литве, где хасидизм не получил признание.

Отличали ашкеназов и принятые в их общинах религиозные установления. Главным сводом религиозных законов, которым до сих пор пользуются евреи всего мира, стал кодекс сефардского ученого Йосефа Каро «Шульхан Арух» (накрытый стол). Ашкеназы же использовали дополненную версию книги Каро, сделанную ашкеназским законоучителем XV века Моше Иссерлесом и названную «Мапа» (скатерть). В современных изданиях оба этих текста обычно публикуются вместе.

Система образования

Очень важное место в жизни евреев Восточной Европы занимало традиционное образование. Особый замкнутый характер еврейских общин требовал получения специальных знаний, необходимых для жизни в обществе, живущем в строгом согласии с галахой. Традиционная система еврейского образования включает две ступени — хедер и йешиву. В хедере каждый мальчик, не достигший тринадцати лет, должен был получить навык чтения Торы и знание тех заповедей, без соблюдения которых он не мог бы стать членом общины. Своего рода выпускным экзаменом являлся обряд бар-мицвы, после которого община признавала подростка взрослым человеком и он имел право создавать собственную семью.

Следующая образовательная ступень — йешива. Здесь обучались лишь те, кто мог и стремился посвятить свою жизнь еврейской учености, стать раввином или резником (шойхетом) и занять почтенное место в традиционной социальной иерархии. Преподаватели хедеров — меламеды редко бывали знатоками Торы, но в йешивах преподавали наиболее авторитетные ученые. К концу XVI века польские йешивы приобрели особое значение в ашкеназском мире. Евреи из Германии и других окрестных стран стремились отдать туда своих детей. Авторитет еврейской учености Польши пошатнулся лишь в XVIII столетии под влиянием внешних исторических обстоятельств и глубокого мировоззренческого кризиса, который начало испытывать европейское еврейство в этот период.

Социально-политическая организация

 Еще одной существенной особенностью восточно-европейских общин стал особый тип общинной организации, сформировавшийся здесь к XVI веку. Еврейская община управлялась кагалом — особым выборным органом, состоящим из небольшого числа членов общины, выделявшихся своей ученостью, почтенным происхождением и богатством. Кагал распределял налоговое бремя, следил за соблюдением религиозных норм и регулировал экономические отношения не только между членами общины, но и между евреями и христианами. Одним из важных инструментов такой регуляции был принцип «хазаки», который закреплял за определенными членами общины право арендовать хозяйственные объекты, принадлежавшие государству или польской знати. Еврей, нарушивший этот принцип, например, попытавшийся перекупить право аренды мельницы или таверны (шинка) у польского помещика в ущерб другому своему соплеменнику, карался кагалом с неизменной суровостью. При существовавших феодальных порядках активное участие евреев в аренде дворянских поместий упрощало магнатам управление их землями и обуславливало тесную связь между ними и кагальной верхушкой.

Еврейские общинные структуры были органично включены в общественно-политическую систему Польского государства, в которой польские помещики — шляхтичи занимали определяющее место. Последние охотно пользовались услугами евреев, поскольку те способствовали экономическому развитию небольших городов в сельскохозяйственных районах. Такие города называли местечками, или на идише — «штетлами».

К началу XVI века в Польше сформировались и надкагальные политические институты — ваады. В двух частях государства существовало два главных Вада: в Литве — «Литовский Ваад» (ваад лита), а в Польше — «Ваад четырех земель» (ваад арба арацот). Члены ваадов собирались дважды в год на крупнейших ярмарках и решали наиболее общие вопросы, касающиеся жизни общин из различных областей государства. В последние годы независимости Речи Посполитой король Станислав II Август Понятовский, стремясь возродить авторитет королевской власти, попытался разорвать союз евреев и шляхты. Первым шагом на этом пути стало упразднение в 1864 году польского ваада. В дальнейшем предполагалось лишить евреев и кагальной автономии, но прекращение существования независимого польского государства не оставило последнему польскому королю времени для решения этого вопроса. 

5 Формирование еврейского вопроса в России

Формирование еврейского вопроса в России

Начиная разговор о «еврейском вопросе» в Российской империи, необходимо сразу отметить, что эта проблема вплоть до середины XIX века не воспринималась российским правительством и дворянской элитой сколько-нибудь значительной в ряду иных внутриполитических проблем. По сравнению с другими национальными вопросами, прежде всего польским и кавказским, еврейский вопрос находился на периферии государственных интересов, и решение его воспринималось лишь как часть общей проблемы западных губерний, приобретенных от Польши.

Екатерину Великую, занятую организацией социальной структуры общества, евреи занимали лишь в той степени, насколько они были способны в эту структуру вписаться. Поделив население империи на сословия, Екатерина повелела приписать евреев к сословиям мещан и купцов, как наиболее соответствующих их традиционным занятиям. Таким образом, евреи в России впервые в европейской истории получили фактическое равенство в правах с христианами, относящимся к тем же сословиям. Евреи-мещане получили право избирать и избираться в структуры городского самоуправления, купцы получили возможность практически беспрепятственно торговать на внутренних рынках империи, а двойной налог, которым они были изначально обложены, отменили вскоре после прекращения активных боевых действий в Польше. Важно помнить, что такое улучшение правового положения происходило наряду с сохранением в России традиционной системы еврейской общинной автономии — кагалов.

Местное население далеко не всегда оказывалось готово принять подобные новшества. Жители бывших польских городов роптали против того, что теперь их судьба могла зависеть от решений, принимаемых евреями членами магистратов, а русские купцы оказались весьма недовольны присутствием евреев в Москве, поскольку такая конкуренция сильно понижала их доходы. Да и сами евреи не стремились записываться в сословия, не видя в этом прямой пользы. А те, кто ее видел, не всегда спешили воспользоваться правом занять место в городском самоуправлении, чтобы не портить отношения с христианами.

Проблемой недовольства московских купцов, подавших жалобу в Сенат, занялось правительство, и в 1791 году был издан подписанный императрицей указ, согласно которому еврейские торговцы лишались возможности приписываться к сословиям за пределами территории «их исторического проживания», то есть бывших польских областей. Эта мера, рассматриваемая поначалу как временная, привела к появлению «Черты еврейской оседлости», которая стала одним из важнейших обстоятельств в жизни российского еврейства вплоть до 1917 года.

6 Хасидизм

Хасидизм

В период между двумя первыми разделами Польши значительные изменения произошли не только в правовом положении евреев восточных областей Белоруссии, но и в духовной жизни европейского еврейства.

Одним из новых явлений в религиозной практике ашкеназов в этот период стало появление хасидизма. Это учение зародилось в Подолии в середине XVIII века на фоне кризиса традиционного мировоззрения, вызванного мессианскими движениями Шабтая Цви и Якуба Франка и упадка авторитета кагалов, постепенно превращающихся в деспотичные олигархические структуры, тормозящие общественное и духовное развитие еврейских общин. В XVII и начале XVIII веков в Восточной Европе все активнее распространяется каббала — мистическое учение, своеобразно трактующее текст сакральных еврейских книг Танаха и претендующее на особо глубокое осмысление замысла Творца и его Творения. Каббала легла в основу нового хасидского учения, основателем которого стал Исраэль бен Элиэзер (Баал Шем Тов, Бешт) из Подолии. Учение Бешта противостоит закостеневшей в догматических постановлениях религиозной ашкеназской традиции и акцентирует внимание не на строгом следовании тексту Торы и соблюдении галахического закона, а на искреннем, внутреннем стремлении к Всевышнему, ощущению постоянного его присутствия в окружающем мире.

Бешт родился предположительно в местечке Окуп в 1700 году, был известен в Прикарпатье как целитель и чудотворец, обладавший знанием имени Всевышнего (отсюда — его прозвище Баал Шем Тов, или сокращенно Бешт). О творимых им чудесах существует множество преданий, которые в 1815 году были собраны и опубликованы под общим названием «Шивхей ха-Бешт». В середине XVIII века Бешт поселился в Меджибоже, где вокруг него собрался небольшой кружок ученых-каббалистов — первая хасидская община. В своих проповедях он объяснял ученикам, как через молитву и праведное поведение можно достичь слияния со Всевышним, но текстов, в которых бы излагалось учение, не оставил.

После смерти Бешта в 1760 году лидерство в хасидской общине перешло к его ученику Дову-Беру из Межерича, известному еще как Магид. Он продолжил развивать учение и расширил круг его последователей. В год его смерти, 1772, опасность со стороны хасидизма для раввинской учености и авторитета кагалов стала ощущаться уже столь остро, что крупнейший еврейский ученый той эпохи — Элияху бен Шломо (Виленский Гаон) инициировал вынесение против хасидов города Вильно «херема», то есть официальное отлучение от еврейства.

Опасность для традиционного общинного руководства крылась в учении Бешта о «цадиках», которое доработал один из учеников Дова-Бера Элимелех из Лиженска. Согласно этому учению, цадик — это посредник между Всевышним и людьми, на него снисходит Благодать, которой он обязан делиться с другими евреями; они же должны оказывать ему материальную помощь, чтобы освободить его от земных забот. Духовные свойства цадика наследуются его потомками. Учение о цадиках обусловило появление нового типа общины, которая материально не зависела от кагалов, и усилило влияние хасидских лидеров среди их последователей. Особый тип социального устройства хасидских общин получил название «двор цадика». К началу XX века хасидских династий цадиков начитывалось в Восточной Европе свыше двух сотен. Каждая династия в той или иной степени модифицировала учение Бешта.

Острый конфликт между хасидами и их противниками — миснагедами — выплеснулся за пределы еврейских общин. Это видно на примере другого ученика Дова-Бера — Шнеура Залмана из Ляд. Он создал в Белоруссии хасидское направление, получившее название Хабад. Будучи недалеко от Вильно, это движение оказалось в эпицентре конфликта.

В 1797 году Шнеур Залман написал книгу «Тания», ставшую одним из важнейших текстов хасидизма. В этом же году умер Виленский Гаон и, по доносу его сторонников, возмущенных той радостью, с которой это событие встретили хасиды, Шнеур Залман был арестован и препровожден в Петропавловскую крепость. Это событие имело очень важные последствия для дальнейшей судьбы хасидизма в России. Пребывая в заключении, общаясь с представителями следствия и высшими российскими сановниками, Шнеур Залман, видимо, сумел убедить их в лояльности хасидизма самодержавной власти, и, что еще более важно, в согласии идей хасидизма с традиционными еврейскими ценностями.

Дело в том, что российская правящая элита рассматривала иудаизм как древнюю традиционную религию, предтечу христианства. Верность религиозной традиции воспринималась как проявление нравственных начал, между тем как отступление от нее считалось ересью, разрушающей основы нравственности и социального порядка. Именно поэтому в Российской империи наибольшему преследованию подвергались именно сектанты: раскольники, молокане, субботники. Сектантство виделось угрозой не только применительно к христианской традиции, но и к другим традиционным религиям. Угроза нависла и над хасидизмом, который миснагеды обвиняли в раскольничестве и сектантстве.

Российские власти в начале XIX века признали хасидизм полноправным течением в иудаизме и не стали препятствовать его распространению, хотя в правительственных документах это движение нередко называлось «сектой». Этому также способствовал неформальный характер хасидского движения. Занятая проблемой официальных представителей еврейских общин — кагалов, власть не обратила внимание на процесс постепенной передачи функций кагала хасидскому двору. Все это позволило хасидизму превратиться к середине XIX столетия из небольшого кружка каббалистов, погруженных в тайное учение, в массовое движение, насчитывающее сотни тысяч приверженцев.

Оплотом традиционного иудаизма осталась Литва, в которой миснагеды («литваки») продолжали противостоять хасидскому мистицизму. Здесь, в местечке Воложин, в 1803 году ученик Виленского Гаона раби Хаим Воложинер открыл первую миснагедскую йешиву «Эц Хаим». Материально независимая от общины, все более подвергавшейся хасидскому влиянию, эта йешива осталась до начала XX столетия главным центром изучения Торы в Российской империи. 

7 Гаскала

Гаскала

В период меду двумя первыми разделами Польши в соседних с Россией регионах, Пруссии и Австрии, формируется еще одно идейное движение — еврейское Просвещение («Гаскала»). Можно сказать, что оно противостояло хасидизму. Духовным лидером этого направления стал Моисей Мендельсон — берлинский философ еврейского происхождения, сумевший гармонично совместить в своих трудах и образе жизни верность еврейской религиозной традиции и приверженность европейской культуре. Вдохновленная примером Мендельсона, образованная еврейская молодежь осуждала догматизм и «отсталость» традиционной еврейской учености, закрытость и замкнутость образа жизни европейских евреев. Но в отличие от хасидов, еврейские просветители искали опору для преодоления кризиса не в каббале, а в европейском рационализме, базирующемся на идеях Просвещения.

В 1782 году Нафтали Гартвиг Вессели опубликовал первое программное сочинение Гаскалы — «Диврей шалом вээмет» (Слова мира и правды), в котором утверждал приоритет европейской культуры над еврейской традицией. Он считал, что важнее быть человеком в том смысле, который придавался этому слову европейскими гуманистами, важнее, чем быть евреем в понимании иудейской традиции. Чтобы распространять свои идеи, еврейские просветители (маскилы) начали с 1783 года издавать в Кенигсберге просветительский журнал на иврите «Ха-меассеф». Вскоре они стали предпринимать практические попытки изменить систему еврейского образования и саму религиозную традицию, надеясь адаптировать ее к новой исторической ситуации. В 1788 году в Берлине они учредили первую еврейскую школу нового типа — «фрайшуле», в которой изучались языки, точные науки и рисование, а в 1818 году была открыта первая синагога нового реформистского типа в Гамбурге, названная «Темпль» (храм).

Особенность еврейского Просвещения состоит в том, что оно базировалось одновременно на европейских культурных образцах и на внутренних еврейских источниках, в первую очередь на рационалистической философии Маймонида и итальянских еврейских рационалистов. То есть маскилы воспринимали себя не только европейцами, но и преемниками давней еврейской традиции, которую они считали давно забытой.

С большой тревогой наблюдали просветители за распространением хасидизма, который считали сосредоточием иррационализма и тормозом прогресса. Галицийский просветитель Йосеф Перль писал язвительные пародийные сочинения, высмеивая цадиков и их приверженцев.

Еврейские просветители не были так сплочены, как хасиды или миснагеды. В восточно-европейских местечках они обычно объединялись в небольшие группы по два-три человека, выписывали журнал, обменивались письмами, собирались на встречи. Единственным способом противостоять преобладающему традиционному окружению становились разрабатываемые ими проекты преобразования еврейской жизни, которые они посылали правительству. Так сотрудничество с государством становилось важнейшим фактором выживания этого движения в Восточной Европе, хотя конечные цели маскилов и государства все же различались. Европейские монархи желали интегрировать евреев, сделав их максимально полезными для себя подданными, а маскилы стремились изменить еврейство, чтобы сохранить его в новых исторических условиях.

Отказ от традиционного образа жизни создавал для многих евреев очевидную проблему самоидентификации. Уже в начале XIX века многие евреи Пруссии стали называть себя уже не евреями, а «немцами Моисеева закона». Для других же наиболее простым выбором становилось крещение и полный отход от еврейства. Выбранная идеологами Гаскалы генеральная линия на европеизацию и отход от религии привела европейских евреев в конце XIX столетия к формированию нового типа самоидентификации, основанного на этническом, а не на религиозном единстве. Именно в этой среде впервые прозвучала идея необходимости создания еврейского национального государства.

8 Александр I и Положение о евреях 1804 года

Александр I и Положение о евреях 1804 года

Первое серьезное обращение российского правительства к еврейской теме относится к периоду правления императора Александра I. В первую половину своего царствования, названную А. С. Пушкиным «дней Александровых прекрасное начало», Александр принимал меры для усовершенствования государственного порядка. К ним относится первая масштабная попытка разработать специальное еврейское законодательство.

В 1802 году был учрежден первый Еврейский комитет. Он начал свою работу с базисного документа — отчета сенатора Г. Р. Державина о поездке в Белоруссию с целью изучить причины постигшего белорусские губернии голода.

Державин пришел к выводу о вредности евреев в том состоянии, в котором они ныне пребывают, как для экономики края, так и для благополучия местного христианского населения (в основном православного). Главную причину отчужденности евреев он видел в замкнутости еврейских общин, низком уровне просвещенности людей и «безнравственности» талмудических законов.

На основании этого отчета, а также мнения белорусских губернаторов и проектов некоторых маскилов комитет решил положить в основу нового еврейского законодательства идею «исправления еврейских нравов» через просвещение и склонение их к наиболее «нравственным» видам труда, прежде всего к земледелию.

Положение о евреях вышло в 1804 году. Первый его раздел целиком относился к просвещению. Согласно пунктам нового закона, евреям предоставлялось право обучаться в любых учебных заведениях империи и право создавать собственные школы нового типа. Помимо традиционного изучения Торы и Талмуда, в них преподавались бы европейские языки и давались начальные сведения по общеобразовательным предметам. Положением предусматривалось через несколько лет введение обязанности для евреев вести деловую документацию на одном из трех языков: польском, немецком или русском. Кроме того, по новому законодательству, в ближайшее время после обнародования Положения все евреи империи обязаны были принять наследственные фамилии, которыми они с тех пор должны были записываться при проведении переписей.

Последующие разделы Положения делили евреев империи на четыре сословия: земледельцев, фабрикантов, купцов и мещан. Евреям, переходившим в сословия земледельцев и фабрикантов, предоставлялись особые льготы, включая освобождение от налогов и начальное финансирование. Для заселения предлагались новороссийские губернии, где безвозмездно предоставлялась земля для проживания и обработки.

К этим, в целом позитивным, аспектам Положения добавлялся один, воспринятый евреями однозначно как карательный. Речь идет о 34-м пункте, в котором евреи, проживавшие в сельской местности и занимавшиеся там производством и торговлей спиртным, были обязаны в ближайший срок переселиться в города. Эта мера касалась примерно 60.000 еврейских семей.

Переселение евреев в города, начавшееся вскоре после обнародования Положения, сразу столкнулось со многими сложностями. Жалобы на то, что эта мера лишает многих евреев средств к существованию и увеличивает численность беднейших слоев населения поступали не только от самих евреев, но и от местной городской и губернской администрации. В результате в 1806 году император повелел остановить переселение. Возможной причиной для принятия этого решения стало учреждение в наполеоновской Франции еврейского Синедриона, который, по замыслу Наполеона, должен был стать центральным политическим органом евреев всей Европы. Видимо, переселение было приостановлено из опасений, что в с случае войны с Наполеоном на территории Российской империи бывшие польские евреи могут перейти на сторону противника. Однако, в дальнейшем, вплоть до конца правления Александра, попытки продолжить выселение евреев из деревень предпринимались неоднократно, например, сразу после заключения Тильзитского мира в 1807 году.

Что касается других пунктов положения, то они во многом остались больше «добрыми пожеланиями», чем реальными мерами. Просвещение евреев тормозилось как незнанием евреями иных языков, кроме идиша, так и в целом весьма слабым уровнем системы образования в Российской империи. Две еврейские школы нового типа в Одессе и Риге не могли удовлетворить желание правительства превратить евреев в «полезных подданных» через образование. Так что к 40-м годам XIX века евреи оставались примерно на том же уровне, что и в конце XVIII века.

Попытка перевести евреев в земледельческое состояние так же не дала масштабного результата. Предлагаемые для заселения причерноморские степи Новороссии славились засухами, регулярными нашествиями саранчи и распространенными здесь смертельными болезнями. А возможные для освоения земли в самих Западных губерниях власти предпочитали отдавать православным крестьянам для ослабления здесь польско-католического элемента.

Осознавая неудачу Положения 1804 года, Александр создал в 1817 году в России «Общество израильских христиан» с целью решить проблему аккультурации через приобщение максимального числа евреев к христианству. Одновременно был издан указ, запрещавший обвинять евреев в использовании христианской крови («кровавый    навет»). Но и эти меры оказалась неэффективны. Несмотря на значительные льготы, предоставляемые новообращенным, креститься соглашались лишь те немногие евреи, которые приняли бы христианство и без Общества. А конец царствования Александра ознаменовался громким «Велижским делом», когда евреев города Велиж обвинили в убийстве христианского мальчика с целью ритуального использования его крови. Сам Александр повелел провести строжайшее расследование, которое затянулось до 1835 года и завершилось в итоге оправданием обвиняемых.

Таким образом, можно констатировать, что к концу правления Александра I «еврейский вопрос» начал лишь формулироваться, не имея перспектив для ближайшего разрешения. Меры по включению евреев в российское общество были непоследовательны и непродуманы и сочетались с феодальным характером самой российской государственной системы, низким уровнем образования. Кроме того, в этот период власть больше занимала проблема польского католического населения западных губерний. В таких условиях традиционный еврейский уклад, формировавшийся веками и служивший основой существования еврейских общин в Восточной Европе, не мог быстро изменяться.

9 Николай I и евреи

Николай I и евреи

Правление императора Николая Павловича началось с очень важного для российской истории события — восстания декабристов. Оно стало первой в российской истории попыткой революции, призванной изменить строй правления с монархического на республиканский. Проведенное следствие над декабристами убедило Николая в необходимости наведения порядка в государстве путем искоренения вольнодумства, привносимого Просвещением, унификации законов и укрепления нравственных христианских начал. В середине правления Николая министр просвещения С. С. Уваров изобретает триаду «самодержавие, православие, народность», ставшую российским ответом на вызов французской революции, которая провозгласила своими целями свободу, равенство и братство. Формула Уварова становится концепцией развития российского монархического государства вплоть до конца его существования.

Отношение Николая к евреям обуславливалась определенными чертами его характера. Человек прямой, ответственный, с обостренным чувством справедливости, он был ограничен в способности воспринимать мир в присущем ему разнообразии. Поэтому с самого начала его правления в применяемых к евреям мерах отмечается явное стремление к унификации, как можно скорейшему превращению евреев в таких же «полезных подданных», как и другие.

В 1826 году под впечатлением от Велижского дела Николай повелевает разработать закон о призыве евреев на военную службу. Тем самым он стремился максимально сблизить их с христианами, вынудить воспринять христианский образ жизни.

Рекрутский набора для евреев был введен 26 августа 1827 года. Согласно новому военному Уставу, евреи должны были поставлять рекрутов не как другие категории населения с 18 лет, а с 12-ти. Этой мерой Николай предполагал пресечь для еврейских юношей возможность социализации в традиционной еврейской среде. Малолетних рекрутов отдавали в специальные кантонистские батальоны. Там они овладевали определенной военной профессией и затем, по достижении 18-ти лет, приступали к несению двадцатипятилетней военной службы. Несмотря на то, что общее количество рекрутов евреев не достигало более 25 человек с тысячи (а чаще и намного меньше), эта мера послужила причиной многих несчастий. Еврейские подростки, попадавшие в кантонисты, нередко погибали, не будучи способны принять новые условия, а те, кто выживал, теряли всякую связь со своими родными. Лидеры кагала, не желавшие отдавать в рекруты своих детей, часто выдавали мальчиков из бедных семей. При этом нередко за двенадцатилетних выдавали мальчиков и более младшего возраста. Иногда нанимались специальные люди, «хаперы», которые отлавливали детей и сдавали их на призывные пункты. Подобные факты еще более понижали в глазах членов общин авторитет кагальной верхушки и способствовали усилению власти хасидских цадиков.

Несмотря на суровые условия военной службы, очень многие евреи сумели сохранить верность иудаизму. В 1839 году Николаю был предоставлен общий отчет о кантонистах. По нему евреев в армии насчитывалось 4413 человек. Некрещеных из них насчитывалось 69%. Этому способствовало и вышедшее в 1829 году разрешения евреям исполнять свои религиозные обряды. С этого момента в батальонах появляются еврейские общины со своими раввинами. Таким образом, распространение на евреев рекрутчины не сыграло той роли в интеграции евреев, которая ей отводилась, и даже наоборот, создала условия для формирования иудейских общин за чертой еврейской оседлости: демобилизованные евреи имели привилегию селиться за «чертой оседлости».

С конца 20-х годов началась работа над новым законодательством о евреях, которое заменило бы устаревшее Положение 1804 года. Однако принятое в 1835 году новое Положение о евреях лишь суммировало изданные за предыдущие годы законы и несколько сократило черту оседлости. Положительным его аспектом для евреев можно считать лишь отмену пункта об их выдворении из деревень.

Николай осознавал, что мер, изложенных в Положении 1835 года, было недостаточно для интеграции евреев, осознавалась Николаем, поэтому в последующие несколько лет он предпринял более радикальные шаги. В 1836 году была введена цензура еврейских печатных изданий. Из всех еврейских типографий официально признавались только типографии в Вильно и Житомире, остальные же подлежали закрытию. Под цензуру попали также частные еврейские библиотеки, многие из которых были просто сожжены по причине недостатка цензоров.

В 1837 году была предпринята попытка переселить некоторые группы евреев в Западную Сибирь для приобщения их там к земледелию. Этому воспротивился министр внутренних дел Д. Н. Блудов, и переселение было перенаправлено в Херсонскую губернию, а в отношении евреев, уже проживавших в Сибири, были введены ограничительные санкции.

В итоге к 1840 году было решено создать новый Еврейский комитет для разработки мер «коренного преобразования евреев в России», который возглавил граф П. Д. Киселев, а разработкой мероприятий по просвещению евреев занялся министр просвещения С. С. Уваров. Совместно с еврейским просветителем из Мюнхена Максом Лилиенталем им была разработана реформа еврейского образования, подразумевавшая включение традиционных хедеров в систему министерства Просвещения и создание специальных школ для евреев, в которых они получали бы образование, близкое тому, что получали дети в новых еврейских школах Германии. Однако авторитет предстоящей реформы был серьезно подорван изданным в 1843 году указом Николая о выдворении евреев из пятидесятиверстной приграничной полосы. Этим решением император предполагал пресечь возможность для евреев заниматься контрабандой, не думая о том, что под указ подпадают и евреи далекие от таких занятий. Многие в черте оседлости решили, что этот указ издан по настоянию «немчика» Лилиенталя.

Образовательная реформа началась в 1844 году одновременно с обнародованием еще некоторых указов в отношении евреев, главным из которых стал указ об отмене кагалов. Отмена кагалов была мерой, должной лишить евреев России формальных властных институтов, однако в этот период власть над общинами в гораздо большей степени находилась уже в руках неформальных лидеров, хасидских цадиков, потому этот указ не столь значительно сказался на изменении традиционного образа жизни евреев, степени, как ожидалось.

На первых порах результат образовательной реформы был незаметным. Новые школы в сочетании с ограничительными законами не давали детям почти никаких преимуществ, поэтому родители весьма неохотно отдавали туда своих детей. Однако для тех еврейских юношей, кто действительно испытывал тягу к Просвещению и европеизации, эти школы, и, в первую очередь, два раввинских училища в Вильно и Житомире, дали возможность реализации своих устремлений. Реальный результат этой реформы стал заметен лишь при последующем царствовании. 

10 Реформы Александра II

Реформы Александра II

В 1855 году на российский престол взошел новый император Александр Николаевич. Это был период, когда катастрофические для России результаты Крымской войны (1853–1856) отчетливо показали, в каком глубоком кризисе пребывало государство.

Александр II приступил к радикальным реформам, главной из которых стала отмена крепостного права. Она сломила многовековую традицию социально-экономических взаимоотношений в государстве. В 1860-е годы произошло ослабление цензуры, и число периодических печатных изданий стремительно увеличилось. Был введен состязательный суд, проведены реформы армии и местного самоуправления. В результате всех этих мер политическая и социальная активность населения империи резко возросла, бурно развивались промышленность и финансовая сфера.

Первые же нововведения нового монарха коснулись и евреев. В марте 1856 года П. Д. Киселев, стал убеждать императора, что предыдущие меры в отношении евреев безрезультатны по причине «многих противоречий и ограничений», препятствующих «слиянию евреев с окружающим населением»; он настаивал на необходимости не резкого, но постепенного расширения прав.

 В этом же 1856 году были отменены кантонистские батальоны и увеличен призывной возраст до 21 года. Все призванные к этому времени евреи, не достигшие этого возраста и не успевшие принять крещение, возвращались домой. Почти одновременно с этим в Москве было упразднено Глебовское подворье — единственное до того времени место в городе, где евреи могли останавливаться. Теперь они имели право селиться в Москве повсеместно. В 1858 году был отменен указ Николая I, предписывавший евреям покинуть пятидесятиверстную приграничную полосу, а для некоторых категорий были открыты города, куда в предыдущее годы их не допускали: Севастополь, Николаев и Ялта.

В 1859 году еврейские купцы 1-й гильдии, чей совокупный годовой доход превышал 50 тысяч рублей, получили право проживания за пределами черты оседлости. Переселяться во внутренние губернии они могли вместе с семьями, прислугой и «служителями из своих единоверцев». Так что дарование такого права 108 евреям-купцам 1-й гильдии, наличествующим тогда в стране, фактически открывало возможность переселения для нескольких тысяч человек.

В 60-е годы расширился список категорий евреев, имевших право повсеместно проживать в империи. Его получили отставные николаевские солдаты, выпускники технических училищ и обладатели ученых степеней, а затем и наиболее востребованные во внутренних губерниях ремесленники: техники, механики, производители алкоголя, фармацевты, акушеры и дантисты. К концу 60-х годов за пределами черты оседлости насчитывалось приблизительно 60.000 евреев.

3 апреля 1880 года министр внутренних дел Л. С. Маков издал циркуляр, предписывавший губернаторам внутренних губерний не выселять евреев, поселившихся в них незаконно. Возможно, эта мера предваряла ожидавшийся пересмотр всех законов о евреях в рамках той политики, которую пытались осуществлять либеральные члены правительства Александра II во главе с М. Т. Лорис-Меликовым. Однако этим надеждам не суждено было сбыться. 1 марта 1881 года император Александр был убит террористами-народовольцами, и либерально настроенные министры вскоре были вынуждены уйти в отставку, а Л. С. Маков даже покончил с собой. С тех пор и до начала XX века вектор государственного развития определял ярый консерватор, обер-прокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев — автор царского Манифеста о незыблемости самодержавия, поставившего жирную точку в истории либеральных реформ в Российской империи XIX века.  

11 Евреи в период реформ

Евреи в период реформ

Реформы Александра II сильно изменили жизнь российских евреев. Упразднение кагалов ослабило зависимость общинников от внутренних институтов еврейского общества, однако зависимость от государственных чиновников, в число которых вошли и казенные раввины, возросла.

Множество евреев обнищало из-за разложения помещичьего хозяйства, с которым евреи были связаны правами арендаторства, и слома веками существовавшей системы экономических отношений. Выходом из этой ситуации была эмиграция или смена профессиональной ориентации. В начале 70-х годов начинается период массового отъезда евреев из России. Одновременно с этим расслоение еврейского общества приводит к появлению — еврейской буржуазии и еврейского пролетариата.

В результате реформы образования 40-х годов евреи начали постепенно признавать полезность светского образования. В 60-е годы массы евреев стали вливаться в учебные заведения страны. Если всего евреев было около 4%, то в университетах к концу 70-х их было почти 7 %, а в гимназиях — 11,5 %. Из выпускников этих учебных заведений начинает формироваться русско-еврейская интеллигенция, составившая значительную часть еврейской городской прослойки.

В этот период активно развивается еврейская печать на иврите, идише и русском. Уже в 1856 году в городе Лык (Эльк) на границе с Восточной Пруссией начинает издаваться газета на иврите «Ха-магид». А с 1860 года в Одессе под редакцией Александра Цеденбаума выходит первый номер просветительской газеты «Ха-Мелиц». Первой газетой на идише стала «Коль-мевассер» в Одессе. В ней стали публиковаться Шолом Яков Абрамович (Менделе Мойхер-Сфорим), Авраам Готлобер, Йехуда Лейб Гордон и другие еврейские литераторы.

Изданию еврейских газет на русском языке некоторое время препятствовали такие консервативные члены правительства, как Д. Н. Блудов, однако уже в 1860 году в Одессе начал издаваться «Рассвет», а затем появились и другие издания самого различного профиля: «Восход», «Еврейская жизнь», «Еврейская старина» и другие. При обсуждении политических вопросов, в частности польской проблемы, еврейские периодические издания придерживались в этот период отчетливой пророссийской ориентации.

С начала 60-х годов постепенно стало ощущаться недовольство некоторых представителей российской интеллигенции столь активным проникновением евреев в общественную жизнь России. При этом в негативном отношении к евреям со временем начинает преобладать не религиозный, а расовый подход, определяемый с конца 70-х годов в немецкой литературе термином «антисемитизм». Первым о своем негативном отношении к равноправию евреев в России заявил славянофил И. С. Аксаков в 1862 году в газете «День». Вслед за ним эту тему продолжили развивать Ф. М. Достоевский и некоторые другие авторы. В 1869 году вышла в свет «Книга Кагала» крещеного еврея Якова Брафмана, ставшая для русской патриотической прессы энциклопедией еврейской жизни, главным аргументом для выдвигаемых перед евреями обвинений. Широкое обсуждение этой темы, в которую по необходимости включились и еврейские издания, оказало значительное влияние на российское общество, дезориентированное в условиях новых капиталистических отношений и требовавшее простых ответов на вопросы о причинах своей нынешней неустроенности. На этом фоне в 1880 году со страниц журнала «Новое время» прозвучал лозунг «Жид идет!», который ознаменовал начало совершенно нового периода в жизни евреев самодержавной России. 

12 Начало кризиса

Начало кризиса

До убийства Александра II некоторые представители новой еврейской молодежи поддерживали движение народовольцев: прежде всего, они разделяли идею мирного крестьянского социализма. Но и среди народовольцев-террористов оказалось несколько евреев, и в массовом сознании факт цареубийства цепко связался с пророчествами о грядущем еврейском засилье, которые в предыдущие годы лились со страниц антисемитской печати.

Первые еврейские погромы вспыхнули через пару недель после гибели Александра, а пик их пришелся на период с апреля 1881 по апрель 1882 года. Погромная волна охватила шесть губерний в центре и на юге Украины. В мае произошел погром в Одессе, зимой — погром в Варшаве, в апреле 1882 самый страшный погром в Балте на Украине. В целом нападения на евреев продолжались постоянно в течение этих двух лет и спорадически возникали до 1884 года. Вновь введенная цензура старалась не допустить распространение информации об этих событиях. Само слово «погром» удалялось из статей и передовиц в российских газетах, но именно в тот период оно получило распространение в Европе и вошло в европейские языки.

Пришедший в 1881 году к власти Александр III не вникал глубоко в государственные дела и доверил разработку охранительной государственной политики своему бывшему воспитателю К. П. Победоносцеву. Победоносцев и его ставленники в министерствах считали, что причина роста политической активности низших слоев населения кроется не в недостаточности реформ, как это виделось Лорис-Меликову, а в их избыточности. Посему главной задачей ставилось преодоление того, по мнению Победоносцева, отрицательного эффекта, который дали уже проведенные реформы. И евреев это должно было коснуться едва ли не в первую очередь.

Рассматривая погромы как нежелательное явление, но видя виной погромов экономическую деятельность самих евреев, новое правительство пошло на ограничения еврейского законодательства и ужесточение административных мер. В мае 1882 года были утверждены «Временные правила», по которым евреям запрещалось поселяться в сельской местности, заключать арендные договоры, торговать в дни православных праздников. В течение 80–90-х годов были приняты и другие законы, ограничивающие евреев в имущественных правах, в торговле, в участии в земском и городском самоуправлении. С 1887 года евреи-вольноопределяющиеся в армии потеряли право сдавать экзамен на офицерский чин, а в июле того же года министром И. Д. Деляновым был издан циркуляр, вводивший процентную норму для евреев в учебных заведениях империи (10% в черте оседлости, 5% — вне черты и 3% — в столицах). Эта мера решительно перечеркивала усилия всех предыдущих правительств, направленные на привлечение евреев к образованию.

Таким образом, государственный курс на слияние евреев с христианским окружением, резко сменялся новым курсом — на отторжение евреев от русских. Об этом не стесняясь высказывался новый министр внутренних дел Игнатьев, намекая еврейским представителям на то, что западная граница для них всегда открыта. Кульминацией этой политики стало опубликование в 1891 году Высочайшего повеления о высылке из Москвы евреев, не приписанных здесь к мещанскому или купеческому сословию. Под действие этого указа подпали около 20 тысяч человек, в том числе и известный художник Исаак Левитан

13 Реакция на кризис

Реакция на кризис

Резкое ухудшение положения российских евреев с начала 80-х годов поставило перед ними несколько вариантов выбора.

Эмиграция

Евреи стали покидать Россию. Главной причиной эмиграции была бедность. Подавляющее большинство евреев в этот период жили в городах, занимались мелкой торговлей и ремеслом. На рубеже XIX–XX веков средний доход еврея был в три раза ниже, чем средний доход украинского крестьянина. Две трети еврейских семей выживали за счет поддержки благотворительных обществ. Начавшиеся погромы для многих стали, скорее, последней каплей, чем реальной причиной эмиграции. В 70-е годы из страны уехали около 50 тысяч, а с 80-х годов начинается массовый отъезд. За последующие тридцать пять лет Россию покинули 1 млн. 980 тыс. евреев. Из них около полутора миллионов добрались до Америки. С этого момента еврейская община США постепенно становится крупнейшей и наиболее влиятельной в мире. На втором месте стояла эмиграция в Великобританию (120 тыс.) В Аргентину и Канаду уехали около 65 тыс. В Эрец-Исраэль (Палестина) уехали за этот период около 45 тыс. человек.

Национализм

Другой реакцией на кризис стало появление еврейского национального движения. В 1882 году еврейский просветитель и некогда активный сторонник русификации Леон Пинскер издает книгу «Автоэмансипация», в которой излагает идею о невозможности ассимиляции евреев, поскольку еврейское происхождение всегда будет негативно восприниматься окружением. В 1881 году сразу за первыми погромами начали возникать общества помощи пострадавшим. На их основе возникли ячейки «Хиббат Цион» («Любовь к Сиону») — первой организации, поставившей задачу формирования «еврейского очага» в Палестине. Сторонников переселения в Палестину стали называть палестинофилами, а позднее — сионистами (от символического названия Земли Израиля Сион).

Уже к концу 1881 года началась подготовка к переезду туда первых энтузиастов. Против этих планов активно выступали представители традиционного лагеря, по мнению которых евреи могут переселяться в Эрец Исраэль, только чтобы ожидать там прихода Мессии. Столь же негативно отнеслись к этим устремлениям и представители крупного бизнеса, которых не так сильно затронули новые антиеврейские законы. Однако активность российских палестинофилов все расширялась, и в 1897 году на первом сионистском конгрессе в Базеле они составили примерено треть делегатов. А с начала XX века российские сионисты стали играть едва ли не решающую роль в развитии сионистского движения.

Радикализация

Другим ответом на усиливающееся давление стала радикализация еврейской молодежи. В определенной мере этому способствовало ограничение на получение евреями образования. Вынужденные учиться в университетах Европы, еврейские юноши нередко «заражались» там идеями социализма и возвращались на родину уже готовыми революционерами. Радикализация евреев шла очень быстрыми темпами. Если в рядах народовольцев в 70-е годы евреев было немного, то после начала погромов их число каждые пять лет увеличивалось на пять процентов. В 1903 году основатель Всемирной сионистской организации Теодор Герцль встречался с председателем Кабинета министров С. Ю. Витте, который сказал ему, что евреи составляют примерно половину всех деятелей революционного движения. Действительно, среди арестованных революционеров евреев обнаруживалось около трети (евреи составляли 4% всего населения империи). Откуда же они взялись? Перепись 1897 года показывает, что евреи являлись самым урбанизированным народом империи, то есть подавляющее большинство евреев проживали в городах и местечках. Для 97% родным языком указан идиш, однако 45% мужчин и 25% женщин знали русскую грамматику и по этому показателю евреи стояли на втором месте в империи после немцев. От 2/3 до 2/4 евреев были заняты в промышленности и торговле. Значительная часть занимались: журналистике, адвокатуре. При этом евреи были ограничены в праве жительства, в получении образования, в выборе профессии, в военной и гражданской службе. В такой ситуации появление среди них революционеров было просто неизбежно. Неудивительно, что первой массовой социалистической партией в России стала еврейская партия Бунд («союз» на идише), основанная в Вильно в 1897 году.

Ассимиляция

Наконец, последней из предоставленных историческим выбором возможностей оставалась социальная и культурная интеграция, подразумевающая постепенную ассимиляцию. Указы периода «великих реформ» Александра II позволили многим евреям поселиться во внутренних губерниях империи, где большинство из них нашли применение своим талантам и амбициям. Эти слои довольно быстро стали элитой еврейского и российского общества. Прежде всего, это касалось предпринимательства. Особенно заметно евреи участвовали в банковской сфере (Гинзбурги, Поляковы), в чайной торговле (Высоцкие, Гоцы), в сахарной промышленности (Бродские). Многие образованные евреи шли в медицину, адвокатуру, журналистику. В конце XIX века Россия была главным центром литературы на идише, лучшие образцы которой явлены произведениями Шолом-Алейхема и Ицхока-Лейбуша Переца. Несмотря на запрет, действовавший с 1885 по 1905 годы, активно развивался еврейский театр. Его ярким представителем был в тот период Аврахам Гольдфаден. Активно развивалась область исторических исследований: Семен Дубнов, Саул Гинзбург, Петр Марек закладывали в этот период фундамент современной академической иудаики.

Огромный вклад внесли евреи и в развитие российской культуры. В их числе великий пианист и создатель петербургской консерватории Антон Рубинштейн, скульптор Марк Антокольский, художники Исаак Левитан, Леон Бакст и др.

К концу XIX столетия еврейское население России насчитывало свыше пяти миллионов человек, большинство из которых все еще связывали свою судьбу с Российской империей. Никто еще тогда не мог предугадать, что до падения великой самодержавной империи менее двух десятков лет. 

14 Конец эпохи

Конец эпохи

К началу XX века роль евреев в развивающейся капиталистической экономике России (прежде всего, западных ее областей) продолжала оставаться весьма значительной. В западных губерниях они представляли свыше 70% всего торгового класса, занимали видное место в пищевой промышленности, в частности в производстве сахара, активно участвовали в железнодорожном строительстве, в развитии речного судоходства, особо были заметны в финансовой сфере. Так же весьма выросло количество евреев в свободных профессиях, а в адвокатуре количество евреев даже стало преобладающим. Этому способствовали сохраняющиеся ограничения на принятие евреев на государственную службу.

Однако столь быстрое выдвижение евреев начинало раздражать все более широкие общественные круги. Оторванное от земли крестьянство, разорившиеся помещики, лишенные цеховых объединений мещане все чаще обращали внимание на успешность многих евреев в новых условиях. Отождествляя еврейство с новыми капиталистическими отношениями, они видели в нем угрозу коренным устоям, на которых многие века держалось российское государство, тем устоям, которые еще в середине XIX века были сформулированы в триаде «самодержавие, православие, народность».

Особое обострение еврейского вопроса приходится на начало XX века, когда страна вступает в полосу политической нестабильности, сопровождаемой постоянной революционной угрозой. В этот период проблема эмансипации евреев, бывшая долгое время одной из периферийных среди других проблем внутренней политики, вдруг приобретает принципиальное значение. Череда покушений на высших государственных чиновников, в организации которых часто принимали участие революционеры еврейского происхождения, придавало этой проблеме актуальную политическую окраску.

В этот период во властных структурах, занятых поиском разрешения еврейского вопроса столкнулись две точки зрения. Согласно одной из них, отстаиваемой Председателем комитета Министров С. Ю. Витте, министром финансов В. Н. Коковцовым, а также некоторыми губернаторами западных губерний, накал политической активности евреев и общую напряженность в обществе должно снизить предоставление евреям широких прав. Противоположная точка зрения опиралась на мнение, что уравнение евреев в правах вызовет массовое недовольство нееврейского населения империи, и тем самым только усугубит революционную ситуацию. Аргументом в пользу второй точки зрения стал масштабный Кишиневский погром 1903 года, инициированный местной антисемитской печатью и поддержанный полицией. Вызвавший огромный резонанс во всем мире, в самой России этот погром был воспринят гораздо менее негативно. На состоявшейся после этого встрече министра внутренних дел В. К. Плеве с лидером международной сионистской организации Теодором Герцлем Плеве заметил, что в сложившихся обстоятельствах лучшим способом разрешения еврейского вопроса было бы удаление евреев из страны.

В последующие годы ситуация продолжала накаляться, и пик антиеврейских настроений пришелся на революцию 1905–1907 годов. После опубликования 17 октября 1905 года манифеста о расширении свобод и открытии Государственной Думы начались еврейские погромы, охватившие 358 населенных пунктов. В них были убиты около тысячи евреев. Волна беспорядков продемонстрировала бессилие полиции перед погромщиками, и еврейская молодежь сама стала организовывать отряды самообороны. Впоследствии состоялись свыше 200 судебных процессов, на которых обвиняемыми выступали как погромщики, так и оказывавшие им отпор евреи.

События 1905 года усилили еврейскую миграцию. За последующие пять лет на Запад выехали почти миллион евреев. Многие отправлялись на Восток — во внутренние губернии России и Сибирь, где евреям не так грозило выдворение.

В этот период председатель Совета Министров П. А. Столыпин пытался практически подойти к разрешению еврейского вопроса. В сентябре 1906 года он подал императору записку с перечислением правовых льгот, которые он считал необходимым предоставить евреям. Николай II ответил на эту записку так: «Несмотря на вполне убедительные доводы в пользу принятия положительного решения по этому делу, внутренний голос все настойчивей твердит мне, чтобы я не брал этого решения на себя. До сих пор совесть меня никогда не обманывала. Поэтому и в данном случае я намерен следовать ее велениям <…> Сердце царево в руках Божьих. Да будет так. Я несу за все власти мной поставленные великую перед Богом ответственность и во всякое время готов отдать ему в том ответ».

Подобное мистическое настроение в оценке ситуации, выражаемое в то время императором и его ближайшим окружением, шло в разрез с попытками рационально мыслящих российских политиков исправить положение в стране. И хотя многие представители высшей бюрократии осознавали необходимость перемены еврейской политики, противостоять позиции неприятия евреев, которой придерживалась верховная власть, они были не в силах. Император выражал доверие лишь тем общественным слоям, которые безоговорочно поддерживали самодержавный характер правления и выражали крайние антисемитские взгляды. С 1905 года такой опорой монархии становятся правые черносотенные организации, среди которых «Союз русского народа» напрямую указывал одной из первейших целей своей политической программы удаление евреев из России.

С начала XX века некоторые меры в отношении евреев приобретают расовый характер. Так законы, принятые в 1912 году, запрещали производство в офицерское звание, а также поступление в Военно-медицинскую академию и кадетские корпуса не только иудеев, но также крещеных евреев, их детей и внуков. Эти решения были приняты в разгар инициированного черносотенцами процесса по делу Менахема Бейлиса, обвиненного в ритуальном убийстве христианского мальчика. Обвинение, предъявленное Бейлису, вызвавшее возмущение во всем мире, должно было, по мнению черносотенцев, доказать вред наносимый евреями русскому обществу. Однако осудить Бейлиса не удалось. На его защиту поднялись не только лучшие российские адвокаты, но и такие писатели как М. Горький и В. Г. Короленко. В результате в 1913 году суд присяжных Бейлиса оправдал. Но урон, нанесенный этим процессом образу России как цивилизованному государству, оказался весьма ощутим. В 1911 году США расторгли торговый договор с Россией, заключенный в 1832 году, а в период Первой мировой войны (1914–1918) продолжающаяся антисемитская политика российских властей усложнила получение зарубежных финансовых кредитов.

В 1915 году евреи прифронтовых областей вместе с другими беженцами получили право переселения во внутренние губернии России. Российский Генеральный штаб даже специально требовал такого перемещения, опасаясь, что евреи, как ущемленная в правах группа населения, будут оказывать помощь противнику. Таким образом, с 1915 года «черта еврейской оседлости» стала понятием, во многом, условным, и численность евреев в крупных российских городах стала резко возрастать. Депутат Четвертой Государственной Думы А .Д. Идельсон в одной из своих думских речей заметил, что «еврейские ограничения очень давно потеряли свой смысл и держались лишь в силу чиновничьей косности и боязни всякого нововведения».

Однако окончательное признание этого факта произошло лишь в феврале 1917 года, когда император Николай II подписал отречение от престола под давлением российского общества, не способного более терпеть голод, военные неудачи и неадекватность решений самодержавной власти. Эта подпись завершила двухсотлетнюю эпоху существования Российской империи и ознаменовала создание, пусть на недолгий срок, Российской республики, провозгласившей равенство всех граждан бывшей империи, в том числе и евреев. Произошедший в октябре 1917 года большевистский переворот не принес резкого изменения в худшую сторону правового положения евреев в государстве. Однако мощный идеологический фундамент, на котором базировалась новая власть и тот кризис, в который вошли страны Европы после разрушительной Первой мировой войны, не давал шансов надеяться на то, что история евреев России XX века окажется безоблачной.