Печатать книгуПечатать книгу

Евреи в Йемене

материалы

Сайт: Дистанционная олимпиада по иудаике
Курс: Дистанционная олимпиада по иудаике
Книга: Евреи в Йемене
Напечатано::
Дата: Понедельник, 23 Июль 2018, 18:54

Оглавление

1 ГЕОГРАФИЯ ЙЕМЕНА


Историю Йеменских евреев, возможно, стоит начинать с эпохи царя Шломо (Соломона). Библейские повествования о встрече царя Соломона с царицей Савской (то есть Сабейской) и о кораблях, ходивших в Офир (I книга Царств 9:26-28; 10:1-13), легли в основу легенд о связях еврейских царств с древними государствами Йемена.

В II-I тыс. до н.э. на территории Йемена возникли государства Хадрамаут, Катабан, Аусан, Саба, Маин. Горы Йемена, возвышающиеся над уровнем моря более чем на 3700 метров, с их крутыми скатами на запад, к Красному морю, и на восток, к пустыне, -- являют собой нечто вроде водонапорной башни, запасы воды в которой никогда не скудеют. Приносимые муссонами обильные дожди порождают бурные потоки, несущиеся с гор по прорезанным в каменной тверди руслам -- вади. Этот природный феномен сделал возможным еще в глубокой древности искусственное орошение, а оно, в свою очередь, стало плацдармом для появления в пограничной с пустыней зоне обширных оазисов

2 САБЕЙСКОЕ ЦАРСТВО

Сабейское царство процветало между 900 и 450 годами до н.э. Саба служила перевалочным пунктом в морской торговле: сюда поступали товары из Индии и Восточной Африки. Отсюда отправлялись караваны в Месопотамию, Сирию и Египет (Ис. 60:6; Иов 6:19). Наряду с транзитной торговлей Саба получала доходы от продажи благовоний местного производства (Иер. 6:20; Пс. 72:15 ).

Столицей Сабейского царства был город Мариб. Относительно недавно ученые установили, что в народной религии древнего Йемена большую роль играло солнечное божество Шамс. Легенды говорят о царице Савской, которая первоначально поклонялась звездам, Луне, Солнцу и Венере. Она имела почетный титул верховной жрицы и устраивала в своем дворце «Соборы мудрости». Лишь после путешествия к царю Соломону она познакомилась с иудаизмом и приняла его.

Имя этой правительницы в Танахе не упоминается. В более поздних арабских текстах она зовётся Балкис (Билкис, Балкида), а в эфиопских легендах -- Македа. В массовой англоязычной культуре название её страны, Шеба, иногда ошибочно принимается за личное имя.


Хотя историческое существование царицы не доказано, её образ оказал значительное влияние на фольклор и литературу многих народов Европы, Северной Африки и Ближнего Востока. Царица Савская принадлежала к роду сабейских царей-жрецов - мукаррибов.

Родилась она приблизительно в 1020 году до н.э. в стране Офир, которая простиралась через все восточное побережье Африки, Аравийский полуостров и остров Мадагаскар. Обитатели этой страны были светлокожими, высокорослыми и хорошо сложенными людьми. Они слыли могучими воинами, пасли стада коз, овец и верблюдов, охотились на оленей и львов, добывали драгоценные камни, золото, медь, и умели выплавлять бронзу.

Столица Офира - город Аксум - находилась в Эфиопии. В пятнадцатилетнем возрасте Македа отправилась царствовать в Южную Аравию, в Сабейское царство, где стала царицей Савской. Она правила царством около сорока лет. Подданные говорили, что правила она сердцем женщины, но головой и руками мужчины.

Визит царицы Савской к Соломону (I Ц. 10), мог быть торговой миссией, связанной с его усилиями обосноваться на побережье Красного моря и этим подорвать монополию Сабы и других южно-аравийских царств на караванную торговлю с Сирией и Месопотамией.

Говорят, что и тысяча женщин не помогла Соломону забыть ее. Полгода продолжался их короткий роман. Все это время Соломон не расставался с ней и непрестанно дарил дорогие подарки. Когда же выяснилось, что Билкис беременна, она покинула царя и вернулась в Сабейское царство, где и родила сына Менелика, ставшего первым эфиопским царем. Ему была уготована славная судьба.

Мог ли царствовавший в X веке Соломон принимать у себя вообще какую-либо царицу из Сабы? Ничто не убеждает нас в том, что в указанную эпоху дипломатические отношения между Иерусалимом и Сабой уже существовали. Если не считать Книги Царств, упоминания о ней можно встретить только у Иезекииля и у Иеремии в VI в. до н.э. как о царстве Шеба.

Возможно, йеменские еврейские общины берут свое начало от торговых факторий (поселений), появившихся во времена царя Соломона. Однако, надписи, обнаруженные в южной Аравии, не упоминают правительниц. Из ассирийских же документов нам известны аравийские царицы в северных областях Аравии.

Эфиопская легенда повествует о том, что долгое время Билкис хранила в тайне от сына имя его отца, а затем отправила его с посольством в Иерусалим, сказав, что он узнает отца по портрету, на который Менелик должен был впервые взглянуть только в храме бога Яхве. Добравшись до Иерусалима и придя в храм на богослужение, Менелик достал портрет, но вместо рисунка с удивлением обнаружил небольшое зеркало. Посмотрев на свое отражение, Менелик обвел взглядом всех присутствующих в храме людей, увидел среди них царя Соломона и по сходству догадался, что это и есть его отец.

Соломон встретил его с радостью и предложил ему остаться, чтобы править после его смерти. Но Менелик отказался и решил вернуться домой. Под покровом темноты он покинул город, взяв с собой из Иерусалимского храма самую драгоценную реликвию - Ковчег Завета. Он привез его в Аксум, где он находится и по сей день.

Есть и другой взгляд на царицу Савскую. Йеменские историки усматривают в Билкис одну из трех химьяритских цариц, известных по их родословной, а также по имени их супругов. Тогда Билкис -- дочь одного из царей Химьяра.

Когда подошла пора замужества, выяснилось, что ни один из претендентов на ее руку не соответствовал ее высоким моральным требованиям. Тогда она собрала пышную свиту из благородных слуг и направилась к Соломону. Убедившись в его мудрости и доброте, она открыла перед ним свое сердце. Соломон посоветовал ей выйти замуж за одного ее благородного слугу из рода Бата, и она последовала совету царя.

Царствуя над Йеменом через своего протеже, Соломон послал туда легион джиннов, дабы они для него, царя Израиля, возвели дворец. Джинны старались как могли, но едва до слуха этих скромных тружеников донеслась весть о кончине их господина, они, так и не закончив порученную им работу, разлетелись кто куда. История добавляет, что у Билкис и зу-Бата не было наследника.

Согласно другим легендам, бытовавшим среди евреев района Наджран (цепь оазисов и гор, ныне поделенных между Саудовской Аравией и Йеменской Арабской Республикой), они являются потомками исчезнувших в ассирийском плену колен Израиля.

По другой версии йеменские евреи, чьим разговорным языком по сей день остается арабо-ивритский диалект, считают, что за десятилетие до разрушения первого Храма, в 596 г. до н.э., 75000 евреев поверили грозным словам пророка Иеремии и ушли за Иордан, миновали Эдом, достигли юга Аравии, где и основали свое собственное царство.

На призыв Эзры возвратиться в Эрец-Исраэль их потомки ответили отказом, не веря в долговечность возрожденного еврейского государства. За это они, якобы, были прокляты Эзрой и, в свою очередь, предали его херему. Многие семейства йеменских евреев связывают свое происхождение с этими выходцами из Иудейского царства. 

Очевидно, что процветание Сабы проистекало в том числе из прибылей от торговли благовониями. Начиная с VIII века до н.э. страны восточного Средиземноморья, за исключением Египта, активно потребляют ароматичные продукты, и в течение VII в. объем потребления постоянно возрастает. С самой ранней поры Саба старается поставить эту торговлю под свой контроль.

Возможно, что начало еврейским поселениям положили ставшие колониями торговые миссии еврейских купцов Вавилона и Персии периода Второго храма. Позже осевшие в этих местах иудейские купцы скупали пряности, драгоценные камни и другие экзотические товары, переправляя их затем караванами на север и запад.

Существует, однако, еще с десяток самых разных версий, от совершенно фантастических до вполне правдоподобных. Все они страдают одним недостатком: почти полным отсутствием реальных доказательств, поэтому вопрос: «что же происходило в действительности?» далеко не праздный.

3 РИМСКАЯ АРМИЯ В ЮЖНОЙ АРАВИИ

Более реальная версия изложена Иосифом Флавием в книге «Иудейские древности»: на юге Аравии потерпела поражение военная римская экспедиция Марка Элия-Галла, посланного усмирить воинственные племена пустыни.

Поход римского экспедиционного корпуса в Южную Аравию (26-25 годы до н.э.) был предпринят в сложной политической обстановке. Император Август после победы при Акциуме (31 год до н.э.), сделавшей его господином Египта, решил распространить власть Рима на весь бассейн Красного моря, а заодно и разведать Аравию. Возможно, была и другая цель -- положить конец монополии в торговле благовониями, которая обогащала аравитян. Август набрал два легиона в 10000 человек и присоединил к ним римские контингенты из Иудеи и Набатеи. Правивший тогда в Иудее царь Ирод предложил еврейских воинов. Корпус был поставлен под начало Элия Галла, префекта Египта.

В 26 году корпус на судах пересек Красное море и высадился на аравийском побережье. Там армия Галла, измотанная морским переходом, отдыхала почти 10 месяцев. В конце зимы 25 года она, направившись к югу, прошла Ясриб (Медину), окрестности Мекки и шесть месяцев спустя достигла рубежей «Аравии счастливой» (юго-запада Аравийского полуострова).

Так древнегреческий историк Страбон рассказывает о дальнейших событиях: «Потребовалось 50 дней для того, чтобы достичь города Негранес (Наджран) и окружающую его область, мирную и плодородную. Царь убежал, а город был взят приступом. Еще через шесть дней Элий Галл дошел до реки (вади Мазаб), где варвары завязали сражение: в нем они потеряли около десятка тысяч убитыми, римляне -- только двух воинов. Будучи совершенно неопытными в военном деле, варвары крайне неумело владели своим оружием -- луками, копьями, мечами, пращами; по большей же части они были вооружены топорами с двумя лезвиями. Галл продолжил поход до города Мариб. Обложив город, он осаждал его в течение шести дней, затем нехватка воды вынудила его вернуться. Если верить показаниям пленных, ему не хватило всего двух дней пути для того, чтобы добраться до страны благовоний. Шесть месяцев шел он к этой цели -- по вине проводников. Лишь на обратном пути он понял их заговор. Возвращался Галл уже иными дорогами. Через девять дней обратного пути он был у Наджрана, где произошла битва. На юг Галл шел 6 месяцев, а обратно добрался всего за 60 дней».

Оставшиеся в живых воины еврейской когорты выбрали здешние оазисы для постоянного жительства, не рискуя вернуться домой. Они отбивались от кочевников, бралияих женщин себе в жены и остались жить в этих краях до XX века.

Как бы то ни было, но в конце II тыс. до н.э. на юге Аравийского полуострова возникла новая, самобытная цивилизация, просуществовавшая до начала VII в. н.э. Скотоводство, земледелие на основе искусственного орошения, способствовали ее процветанию, а отдаленность от основных центров тогдашнего мира и труднодоступность обусловили самостоятельность и своеобразие. Общинники не только производили высоко ценимые пряности и благовония, но и являлись важным посредником в товарообмене между Средиземноморьем и Ближним востоком, с одной стороны, и Северной Африкой и Индией - с другой.

4 ХИМЬЯР

На смену господству Сабы пришел Химьяр. Еврейские колонии и еврейские купцы были известны государству Саба, и традиционные связи с ними перешли и к государству химьяритов. Химьяриты сумели расширить свою территорию, нанеся поражение соседним племенам и южно-аравийским царствам, создать последнее доисламское южно-аравийское царство. По всей видимости, начало химьяритской эры относится ко II в. н.э.

К IV веку н. э. Химьяр все еще полностью не овладел Йеменом, поглотив остальные государства. Это название упоминается в греческих и церковных источниках, а также в надписях в Бейт-Шеарим на ряде могил евреев из Аравии. Обнаруженные официальные надписи на камне свидетельствуют о том, что цари Химьяра сохраняли за собой титулы царей завоеванных царств.

Ранними материальными свидетельствами присутствия евреев на территории Йемена являются захоронения III века н.э. «мужей Химьяра» в некрополе Бейт-Шеарим, а также открытый в 1971 году советскими учеными в мечети села Бейт ал-Хадир (7 километров к югу- юго-востоку от Саны) фрагмент текста на иврите (между III веком и началом VI века н. э.) из так называемых «Двадцати четырех священнических чередов» (смены), высеченного на колонне, которая, видимо, попала туда из разрушенной синагоги соседней деревни Таним близ руин химьяритской крепости.

Еврейская община Химьяра обладала большим влиянием в обществе, что однажды привело к массовому принятию иудаизма местным населением и покоренными народами. Этому способствовали специфические особенности пустынной цивилизации и интересы государственного аппарата, стремящегося к централизации путем введения монотеизма.

Евреи не только занимались торговлей в Йемене, но и стали распространять свою религию. Они нашли последователей среди представителей городского торгово-промышленного населения. Опираясь на иудаизм, его последователи рассчитывали получить преобладание над землевладельческим классом, тяготевшим к древней сабейской религии. Борьба завершилась победой иудаизма.

О приобщении химьяритов к иудаизму говорит целый ряд источников, в которых не может быть никакого сомнения. Прежде всего - это сабейские и химьяритские надписи, указывающие на иудейскую религию их составителей:

«Да будет благословлено и восхвалено имя Милосердного неба и Израиля, и Бога иудеев, который покровительствует своему служителю Шагиру и его матери, и его невесте Шамсе, и его детям Абушаиру и Меиру и всему его дому».

Сегодня известны несколько имен еврейских царей Химьяра:

Йасир Йохнаам (Йуханим) -- один из первых известных евреев на химьярском престоле (ум. в 275 г.); перешёл в иудаизм в 270 г., двинул свои войска на эфиопское Аксумское царство и закрепился на время в восточной Африке. За мужество и силу этот царь получил у йеменцев прозвище Зул-Карнайн - Двурогий, как величали Александра Македонского.

Харит ибн Амру -- царь Химьяра (середина V в.). Царствовал в качестве племянника своего предшественника,  «сына сестры». Обращение Харита в Иудаизм не прошло безболезненно для царства химьяритов. После него, точнее после царствования его преемника Морсида ибн Келали «разделилось после него царство Химьяр».

Масрук (Юсуф) Зу-Нувас -- последний царь независимого Химьяра; Имел титул «Царя Саба, Зу-Райдина, Хадрамаута, Яманата и прочих арабов». По некоторым преданиям, он принялиудаизм под именем Юсуфа (Иосиф) после воцарения на троне (515 г.). Зу Нувас поддерживал отношения с еврейскими законоучителями Тверии, бывшей в то время главным еврейским центром в Израиле. По арабским источникам, его подданные тоже приняли иудаизм.

В середине IV в. в Химьяре действовали многочисленные христианские миссии. Сообщающий об этом церковный автор Филосторгиос отмечает, что христианское миссионерство в Химьяре встретило резкую оппозицию со стороны местных евреев. Это сообщение -- первое сохранившееся в литературе упоминание о евреях в Южной Аравии.

Вскоре после этого христианское с 327 г. Абиссинское царство, заклятый враг Химьяра, превратилось в доминирующую силу в районе. Возможно, активная деятельность абиссинских миссионеров была воспринята химьяритами как угроза их политической независимости от Абиссинии и также способствовала их сближению с иудаизмом. Химьяр укреплял связи с Ираном, чтобы иметь союзника против Византии - старшего партнёра Абиссинии.

Как следует из надписей «Книги химьяритов» и таблиц арабских историков, именно Аб Кариб Асад, царь Химьяра в 385-420 гг., которому удалось еще больше расширить границы царства, обратился в иудаизм, и в течение некоторого времени многие жители Химьяра приняли эту веру.

Южная Аравия стала ареной противостояния христианской Византии и зороастрийской Персии. И те, и другие стремились насадить в Химьяре свою веру, подчинив себе страну, ломая сопротивление местных жителей. Высшего напряжения эта борьба достигла в VI веке, в период правления царя Зу-Нуваса (Юсуф-Йосеф), который был арабским князем, последним правителем независимого Химьяритского царства.

Хроника Сеерта утверждает, что мать Зу Нуваса была пленной еврейкой. С отцовской стороны он принадлежал к химьяритской царской династии.

В еврейских источниках нет упоминания о Зу Нувасе, но современные ему христианские и арабские источники, а также открытые в 1950 годах южно-аравийские надписи помогают восстановить историю его царствования. Ещё до восшествия на трон он принял иудаизм под именем Юсуфа (Йосеф). После воцарения в 515-518 гг., согласно арабским источникам, его подданные тоже приняли иудаизм.

«Книга химьяритов» утверждает, что при Масруке Зу Нувасе состояли лица, бывшие «иудейскими священниками из Тивериады»: «Иудеи, которые живут в Тивериаде, посылают от себя священников из года в год и от времени до времени, и поднимают мятеж против христианского народа химьяритов».

Издевательства над евреями, творимые в Византии, вызвали возмущение в еврейском Химьярском государстве. Юсуф Зу-Нувас ограбил и казнил византийских купцов в ответ на то, «что в римских странах угнетают евреев».

В начале правления Юсуф Зу Нувас уничтожил проходивших через Химьяр в Эфиопию византийских купцов и перекрыл торговлю Аксума с Византией. Убытки Аксума и Византии были колоссальные, экономика же Химьяра укрепилась: теперь у персов и иудеев не стало византийских конкурентов.

Аксумский царь прислал сначала ноту протеста, а когда она не сработала, захватил Химьяр и поставил свои гарнизоны в городе Тафар. Для закрепления союза с Византией он даже принял христианство.

Юсуф Зу Нувас спасся бегством, собрал сторонников и зимой 522 г. подступил с войском к Тафару. Химьяриты не смогли взять город штурмом. Тогда Зу Нувас послал эфиопским представителям письмо с клятвой «Адонаем, небесным сводом и Торой» (так сообщают арабские источники) не причинять им вреда, если они сдадут столицу.

300 воинов эфиопского гарнизона вышли за стены, сдались и были перебиты той же ночью. Затем в Тафаре сожгли церковь с оставшимися 280 эфиопами. Зу Нувас приказал уничтожить всех христиан, поскольку именно они сотрудничали с захватчиками. Сохранилось послание о победе Юсуфа, отправленное царю соседнего арабского царства: «я воцарился над всей землей химьяритов... Я убил 280 священников, которых нашёл... и я сделал их церковь нашей синагогой».

Затем Юсуф пошёл на Наджран. После долгой осады он предложил горожанам заплатить выкуп. К нему вышли 150 виднейших граждан и доставили 130 талантов золота. По требованию народа город сдался. Зу Нувас истребил около 770 богатых христиан, правивших городом. Преследования христиан прокатились по другим городам Химьяра: Хадрамауту, Марибу, Хаджарену. Оставшиеся в живых христиане молили о помощи Абиссинию и Византию.

Сильным союзником Зу Нуваса мог стать Иран. Но его правители перешли на сторону Византии. Оппозиция Зу Нувасу все усиливалась. Многие знатные роды Южной Аравии готовы были восстать против него.

В середине 525 года большое абиссинское войско направилось в Химьяр. Византия прислала союзникам 70 кораблей. Конные химьяриты во главе с Зу Нувасом попытались этому помешать, но потерпели поражение, а сам Юсуф, не желая попасть в руки врагам, бросился со скалы в море.

5 ПОСЛЕДНИЙ ЕВРЕЙСКИЙ ЦАРЬ ХИМЬЯРА

После гибели Юсуфа Зу Нуваса эфиопы захватили Йемен и разрушили его столицу - Тафар. Новой столицей страны стала Сана. Оккупационные войска грабили страну, сторонники Зу Нуваса были увезены в эфиопское рабство, многие были насильно крещены. Средневековье арабские источники зафиксировали в Западной Африке поселение потомков одного из кланов таких йеменских евреев, ушедших из абиссинского плена на запад.

После кровопролитной борьбы между эфиопскими полководцами за власть победителем вышел Абраха - ревностный христианин и гонитель евреев. Издевательства завоевателей над населением Йемена привели в 541 году к восстанию, которое вскоре было подавлено. Правление Абрахи продолжалось примерно до 570 года. Одним из известнейших его деяний была неудачная попытка захвата города Мекки, важной караванной точки на «дороге благовоний».

Абрахе наследовали его сыновья Яксум и Масрук. После недолгого правления Яксума в борьбу за власть вступил Сайф (Меч) Зу Язан, проживший короткую, но полную драматических приключений жизнь. Большую часть наших сведений о происхождении этого князя мы черпаем из сочинений йеменских историков и арабских хронистов XII-XIV вв. Почти все имеющиеся в нашем распоряжении источники отмечают связь Сайфа с династией химьярских царей. Род Зу Язанов исповедовал иудаизм и состоял в активной оппозиции эфиопским захватчикам.

Отец Сайфа был яростным противником эфиопских захватчиков. Его мать была еврейкой и отличалась, по преданию, особой красотой. Она приглянулась царю Абрахе, и тот женился на ней. Маленький Сайф остался с матерью и был усыновлен Абрахой. До определенного возраста Сайф рос в семье царя Химьяра и отчима - Абрахи.

Мальчик ничего не знал о своем еврейском происхождении. Можно предположить, что, воспитываясь в семье такого ревностного христианина, каким был его отчим, он был крещен и получил христианское образование.

Однако мать открыла ему историю настоящего отца. Сайф затаил вражду к своему отчиму, однако, согласно свидетельству Табари, решился на открытое выступление лишь после смерти Абрахи и его старшего сына Яксума, наследовавшего ему. По всей видимости, Сайф тайно вернулся к вере своего отца и вступил в контакт с иудейскими родами Химьяра, враждебно настроенными к эфиопам-христианам.

Согласно сообщению арабского ученого и поэта Абуль-Фараджа аль-Исфахани, Сайф, подобно своему отцу, поклялся не пить вина и не прикасаться к женщине, пока не отомстит эфиопам за страдания и позор, нанесенные его семье и всем евреям Йемена.

Зная об отказе в союзничестве, полученном еще его отцом при персидском дворе, Сайф решил вначале искать помощи в Византии: он добрался до Константинополя и добился аудиенции у императора Юстина II. Однако император отказал ему, заявив, что «эфиопы придерживаются моей веры и веры моего царства, вы же - иудейской веры».

Разочарованный этим ответом, Сайф, подобно своему отцу, решил обратиться к персидскому царю. На этот раз Хосров серьезно отнесся к предложению йеменского шейха. Экспедиция в Йемен казалась рискованным предприятием. К тому же в это время военные ресурсы Ирана были направлены на подавление восстания в Армении. Зороастрийский первосвященник предложил Хосрову освободить из тюрем всех заключенных, приговоренных к смерти и собрать из них экспедиционный корпус для отправки с Сайфом в Йемен. Хосров принял совет и выпустил из тюрем 800 заключенных, предоставил им несколько кораблей и руководителя экспедиции - своего брата Вахриза.

Сайф, за неимением ничего лучшего, принял это предложение. На пути домой корабли Сайфа попали в сильный шторм, и два из них, вместе со всем экипажем, пошли ко дну. Добравшись до берегов Йемена, Сайф решил высадить свой десант у берегов Хадрамаута, где проживал род Зу Язанов и преобладали еврейско-химьярские кланы, враждебные эфиопам. Сайф отправился собирать своих сторонников и привел в лагерь внушительное подкрепление.

Вскоре к Масубу во главе огромного войска явился эфиопский царь Масрук, сын покойного Абрахи, прижавший людей Сайфа к морю. Обладая абсолютным численным превосходством, Масрук мог не сомневаться в своей победе. Однако, опасаясь конфликта с Ираном, Масрук предпочел решить дело миром и вступил в переговоры. Обе стороны обменялись клятвами и разошлись по своим лагерям. Возможно, Вахриз и Сайф надеялись на помощь отрядов химьяритов-иудеев, которые еще не успели прибыть в лагерь Сайфа.

За день до истечения срока перемирия Вахриз приказал поджечь корабли, отрезав все пути к отступлению. На следующее утро Вахриз и Сайф выстроили свою маленькую армию тылом к морю. На вооружении у персов было необычайное оружие, неизвестное в Йемене, - самострелы (араб. «аль-банджакан»), вероятно проникшее в Иран из Китая. Убойная сила и дальность полета стрел этого оружия далеко превосходила обычные луки. Именно на эти самострелы Вахриз и возлагал свои надежды. Войску эфиопов, по словам Табари, «не было видно конца». Особо выделялся сам Масрук, с рубиновым венцом на голове, ехавший на слоне. Вскоре он сошел со слона и пересел на верблюда, затем на лошадь и, наконец, на мула. Сайф и его люди увидели в этом доброе предзнаменование скорого падения эфиопов. И действительно, удачным выстрелом из аль-банджакан Вахризу удалось поразить Масрука. Деморализованные гибелью своего вождя эфиопы и их союзники обратились в бегство, и, по словам Табари, «люди Сайфа учинили среди них страшную резню».

После победы при Масубе Сайф и Вахриз двинулись на Сану, в которую они вступили без сопротивления. В древнем дворце царей Химьяра Вахриз короновал Сайфа посланной Хосровом короной и облачил его в шитые серебром одеяния. Вскоре Вахриз вернулся обратно в Иран с первой данью, высланной Сайфом персидскому царю. Персидские воины, прибывшие с Вахризом, остались при Сайфе.

Таким образом, в 575-576 годах, после более чем пятидесятилетнего перерыва, в Йемене вновь воцарился еврейский царь, на этот раз - вассальный персидскому монарху.

6 ЛЕГЕНДА О ВСТРЕЧЕ САЙФА С КУРАЙШИТАМИ

Особое место, которое занимает Сайф в средневековой мусульманской историографии, связано с легендой о прибытии в Сану посольства из Мекки, в составе которого были главы жившего там племени курайш - Абд аль-Мутталиб ибн Хашим (дед будущего пророка Мухаммеда) и Умайя ибн Абд-Шамс (предок будущей правящей династии Омейядов), с целью поздравить нового царя с победой. Источники красочно описывают вход послов в тронный зал Сайфа. Царь «был умащен амброй и мускусом» и «держал в руках своих меч», а «по правую и по левую сторону от него стояли цари и сыновья царей».

Сайф сообщил Абд аль-Мутталибу, что на основании священных книг он узнал о том, что в роду Абд аль-Мутталиба должен родиться пророк по имени Мухаммед, которому суждено основать новую веру и искоренить идолов. На спине у этого пророка будет большое родимое пятно, а в раннем детстве он лишится своих родителей и будет расти у своего деда. Похоронен он будет в городе Ясрибе (Медине).

Услышав эти откровения царя, Абд аль-Мутталиб сообщил, что Мухаммед уже родился, что он - его родной внук, родители которого на самом деле умерли. Тогда Сайф попросил Абд аль-Мутталиба уведомить его, когда его внук получит «откровение». Он также посоветовал ему оберегать внука от евреев.

Весь этот сюжет должен был продемонстрировать родственные связи рода курайшитов с династией химьярских царей и возвысить престиж пророка Мухаммеда. К тому же курайшиты помнили эфиопское вторжение в Мекку, и уничтожение их царства в Йемене, несомненно, играло им на руку. Сам же Сайф был заинтересован в поддержании хороших отношений с арабскими племенами, контролировавшими различные участки «дороги благовоний».

После рассказа о воцарении Сайфа практически все арабские источники повествуют о войне Сайфа с эфиопами. В Эфиопии Сайф захватил пленников, из которых была образована гвардия его телохранителей-меченосцев. Затаив ненависть к поработителю Сайфу, они составили против него заговор. Однажды во время охоты, воспользовавшись тем, что Сайф отдалился от остальной свиты, заговорщики набросились на него и изрубили своими мечами.

Заговорщики-эфиопы провозгласили царем одного из своих товарищей и подняли в Йемене восстание с целью восстановить старые порядки. Малочисленный персидский гарнизон в Сане оказал им сопротивление и послал гонца в Иран с просьбой о помощи. Сын Хосрова Хормизд IV (579-590 гг.) послал в Йемен карательную экспедицию во главе с тем же Вахризом, которая потопила в крови восстание эфиопов. Снова покорив страну, персы не пытались больше восстановить в ней еврейскую монархию, а превратили ее в провинцию своей империи, во главе которой встал наместник-марзубан. Первым марзубаном Йемена был Вахриз.

Так окончилась последняя попытка восстановления еврейского государства в Йемене: страна почти на пятьдесят лет попала под власть персов.

7 ПОД ВЛАСТЬЮ ИСЛАМА

Около 630 года Йемен был без сопротивления покорен войсками пророка Мухаммеда, положившего конец персидскому владычеству в стране. В стране начала распространяться новая религия - ислам.

Мухаммед отправил воззвание к йеменским евреям о принятии ислама. Последовавший со стороны евреев отказ привел его в бешенство. После долгой, отчаянной борьбы, Мухаммед жестоко отомстил; большая часть евреев и прозелитов была вынуждена принять новую веру, остальные были большей частью истреблены. До сих пор мусульманское население многих городов Йемена относит себя к их потомкам. Среди принявших ислам были Каб ал-Ахбар (умер ок. 655 г.), высказывания которого, приводимые в ранней литературе ислама, часто связаны с Агадой и другими источниками раввинистической традиции. Кади (судья, назначавшийся правителем или его наместником в городах и провинциях исламского государства) города Сана Вахб ибн Мунаббих (656 - 732 гг.), ранний комментатор Корана, толковавший приближенно к Библии его неясные суры, один из создателей жанра хадиса и литературы исраилият.

Евреи Йемена, сохранившие верность иудаизму, получили статус зимми. Они оказались единственным религиозным меньшинством страны, стоящим на низшей ступени социальной лестницы. Евреям запрещалось добывать средства существования занятиями, которыми зарабатывали на жизнь мусульмане: заниматься земледелием и скотоводством, ссужать деньги под проценты. Они становились ремесленниками и торговцами. Их свидетельские показания против мусульман не признавались судом.

Йеменские евреи платили обычный для всех зимми подушный налог, и кроме того их принуждали выполнять унизительные работы, запрещенные или презираемые мусульманами.

Йеменские евреи не могли состоять на государственной и военной службе, владеть землей, носить новую или яркую одежду, оружие, пользоваться седлами, ездить на лошадях и мулах (а позже вообще ездить верхом), изучать Тору вне стен синагоги, читать молитвы вслух, громко трубить в шофар и т. д.

Хотя формально йеменские евреи обладали статусом зимми, они были лишены всяких прав и зависели от мусульманского покровителя, принимавшего на себя за плату ответственность за их жизнь и имущество. Применение антиеврейских ограничительных законов сопровождалось в Йемене особыми унижениями и почти крепостной зависимостью евреев от местных правителей.

Очевидно, евреи в это время занимались морским делом. Около 750 г. состоялась морская экспедиция йеменских евреев в Индию. Её командир Йосеф Раббан получил от правителя Малабарского побережья землю для поселения и права феодального владетеля. Так возникла община кочинских евреев в Индии.

Из материалов Каирской генизы известно о существовании налаженных торговых связей евреев Адена с Индией. Из 250 тысяч текстов этой генизы, более 7 тысяч связаны с торговлей или другими сторонами экономической, духовной и частной жизни евреев на огромном пространстве от Египта до Магриба и Испании на запад, или до Месопотамии, Йемена, Индии, Индонезии на восток. 400 текстов касаются торговли в бассейне Индийского океана. Язык всех этих документов - арабский, но написаны они еврейскими буквами, как было принято у евреев Йемена ещё полвека назад.

В Каирской генизе обнаружены сведения о поселении йеменских евреев в Эрец-Исраэль, восходящие к XII веку. Иеhуда бен Шломо Алхаризи сообщает, что йеменские евреи жили там и в XIII веке. В письмах упоминается около 150 товаров. Важное место в индийско-средиземноморской торговле XI-XIII вв. занимали ткани - полотно, лен, хлопок, шелк. Ценился краситель индиго, южно-аравийские благовония и пряности, целебные и ароматические травы. Душистый тимьян доставляли в Йемен из Греции. 

Корабли везли железо и медь, свинец и жесть, оливковое масло, вино, воск и мед, финики, изюм и другие сушеные фрукты, вино, сахар, мыло, сыр. Бумага высшего качества была лучшим подарком еврейского купца из Адена своему торговому партнеру в Индии.

Надеясь на выгодные заказы, еврейские мастера по серебру плыли из Марокко на Цейлон. До того, как на время осесть в Йемене, еврей из Туниса Авраам бен Перахйа основал на Малабарском берегу в Индии производство, где с 1132 по 1149 изготовлялась медная утварь для кухонь, прачечных и бань.

Еще в период персидского владычества евреи Йемена установили тесные связи с вавилонскими центрами еврейской учености, а, позднее - с египетскими и испанскими, продолжали существовать и после исламизации страны. Известно, что евреями Йемена почитался Саадия Гаон (882 - 942 гг.) из Вавилонии.


Евреи Йемена оказывали материальную поддержку иешивам вавилонских гаонов. Респонсы гаонов обнаруживают их полное знакомство с Йеменом. Вероятно, многие из йеменских евреев находились в числе учеников вавилонских академий. Эти контакты заметно повлияли на духовное развитие общины. Строились синагоги, соблюдался кашрут, детей учили Торе. Все мужчины общин были грамотны, многие в совершенстве владели ивритом.

Вениамин Тудельский сообщает, что в Йемене жило около 3000 евреев. С приходом к власти в конце X в. династии Фатимидов в Египте и Йемене, в результате завоевательных войн сельджуков на Ближнем Востоке (вторая половина XI века) и крестовых походов, изменились маршруты международной торговли и возросло значение Йемена как посреднического торгового пункта на пути между Африкой и Юго-Восточной Азией. Из материалов Каирской генизы известно о существовании налаженных торговых связей евреев Адена с Индией.

Религиозные гонения, насильственное обращение евреев Йемена в ислам, рост фанатизма в стране, проповеди некоего еврея-отступника вызвали появление очередного лжемессии (убит примерно в 1173 г.) и мессианского брожения среди евреев Йемена.

Это побудило нагида общины обратиться за советом к Маймониду, который в ответ направил евреям Йемена «Игерет Тейман» («Йеменское послание», примерно 1172 г.), сыгравшее значительную роль в формировании их последующей духовной жизни. Послание публично читалось во всех общинах Йемена.

Ответ рабби Моше бен Маймона был адресован не только раввину, но и всем евреям Йемена. Причина юдофобии, считал Маймон, лежит в зависти язычника к участи избранного народа. Не в силах противостоять Творцу, народы мира обращают свой гнев и злобу на Его народ. Поэтому не редки попытки уничтожить еврейский народ, убедить евреев обратиться в другую религию, заявления христиан и мусульман об «устаревании» иудаизма. Рамбам писал, что все выпавшие на долю евреев несчастья были предсказаны еще великими пророками. Но как в прошлом никому не удавалось уничтожить евреев до конца, так и в будущем все попытки неевреев не будут иметь успеха.Йеменского лжемессию Маймонид называет не иначе, как «сумасшедшим» или «мошенником». Рамбам заверил евреев Йемена в том, что Творец пошлет истинного Машиаха в нужный час.                                                                                       


Рабби Моше бен Маймон использовал свои связи при дворе Саладина в Египте, чтобы предотвратить уничтожение непокорных евреев. Община Йемена с радостью приняла как совет мудреца Торы, так и непосредственную его помощь. Усилия Рамбама не прошли бесследно: йеменские евреи остались верны своим принципам и религиозным убеждениям несмотря на все страдания и унижения, а зачастую и вопреки смертельной опасности.

Насильственному обращению и другим видам преследования евреев был положен конец с установлением власти династии Айюбидов над большей частью страны (1174-1228).

Несмотря на бесправное положение евреев-зимми почти на всей территории Йемена, в городе Саада (на севере страны) и его округе, в районе Наджран и в Хадрамауте, где местные правители были фактически независимы, евреи имели право носить оружие и пользовались рядом гражданских прав. Некоторые из них занимались скотоводством и земледелием, а евреи Наджрана даже не платили налог джизья.

В 1454 г. сообщается о прибытии йеменских евреев в Иерусалим, а в 1488 году рабби Овадия Бертиноро сообщает о прибытии туда «евреев из страны Аден».

Появление в 1495 году в Хадрамауте очередного лжемессии вновь вызвало мессианские брожения.

8 НОВОЕ ВРЕМЯ – ТУРЕЦКАЯ ИМПЕРИЯ И ИМАМЫ

В начале XVI века в Йемен вторглись турки-османы, полностью захватившие страну к 1538 году. В стране начались раздоры, и еврейская община оказалась жертвой внутренних конфликтов. Турки обязали евреев Йемена носить черную одежду и обложили их непомерной податью. В 1618 году по наущению турецкого правителя евреи Южного Йемена подверглись кровавым преследованиям и насильственному обращению в ислам.

Анонимный итальянский путешественник пишет, что в 1553 году йеменские евреи начали прибывать в Цфат. Все чаще в Эрец-Исраэль стали приезжать многие известные законоучители и каббалисты из Йемена.

Антиосманское восстание в начале XVII в., изгнание турецких войск из большей части Йемена и создание в 1633 году независимого зейдитского имамата, а в южных районах -- мелких феодальных княжеств, благоприятно сказались на положении еврейских общин. Но мессианские надежды евреев Йемена, порожденные движением Шабтая Цви, привели к кровавым преследованиям со стороны правящего имама. В 1667 году им был казнен на глазах арабской толпы нагид евреев Йемена рабби Шломо Джамаил.

Положение евреев еще более ухудшилось с приходом к власти фанатичного имама Ахмада ибн Хасана ал-Махди, который, опираясь на хадис, приписывающий Мухаммаду мнение, что в Хиджазе не может быть более одной религии, перенес этот постулат на Йемен и в 1676 году запретил общественные молитвы евреев и приказал разрушить все синагоги.

В 1679 г. евреям было предоставлено право выбора -- принять ислам или отправиться в изгнание в округ Мауза в прибрежной солончаковой и пустынной низменности Тихама. Этот округ отличался нездоровым климатом и был мало приспособлен для занятия земледелием или скотоводством. Еврейское имущество продавалось за бесценок, большая его часть была утеряна или разграблена. Многие изгнанники умерли еще в пути, а достигшие места ссылки умирали от болезней, голода и жары. Предположительно погибло около 2/3 высланных евреев.

Большинство же евреев предпочло изгнанию в Маузу изгнание из Йемена. Изгнания избежали евреи района города Саада, где местные правители не выполнили приказа имама. Почти полное сосредоточение ремесла в руках евреев вызвало своеобразную взаимозависимость между ними и мусульманами: удовлетворяя потребности последних в ремесленных изделиях и услугах, евреи получали от них взамен продукты питания, главным образом после жатвы и в сезоны сбора овощей и фруктов. Устная традиция йеменских евреев сообщает о ряде фактов, когда от жестоких преследований властей их спасала необходимость их труда для экономики страны. В итоге изгнание евреев в округ Мауза было отменено через год, в 1680 г., так как отсутствие ремесленников нарушило нормальную жизнь во всей стране: некому было торговать, ковать клинки и лемехи, делать надежные замки, выдувать или отливать серебряные браслеты и серьги, чеканить лучшие ножны для кинжалов и мечей, резать по дереву, выделывать тонкую кожу, вышивать пояса и лепить фигурные сосуды.

Но дома евреев были заняты новыми жильцами, а их книги и места молений уничтожены. Мори Салим Шабази с горьким сарказмом рассказывал об этих испытаниях в своих стихах.

Теперь евреям Саны был отведен специальный квартал Каа аль-Йахуд - Еврейская Долина за городской стеной.

Еврейская хроника, посвященная событиям 1717-1726 годов в Йемене (Саид Саади «Дофи hа-зман» -- «Пороки времени» или «Дапей hа-зман» -- «Страницы времени»), повествует о новых бедствиях. Так, вследствие продолжительной засухи и голода значительное число евреев перешло в ислам.

Ограничения и преследования евреев продолжались на протяжении XVII, XVIII и начала XIX веков. В 1761 г. имам Аббас запретил евреям Саны строить дома выше домов мусульман и разрушил 12 из 14 синагог столицы. Евреям запрещалось носить хорошую или новую одежду. Но притеснителям казалось и этого мало. В 1806 г. на еврейскую общину Саны была возложена унизительная обязанность вывоза городских нечистот. Эта мера оставалась в силе до 1950 года!

Тем временем, на юге Йемена, в частности в Адене, который до XVIII в. был важным торговым портом на пути в Индию, еврейская община жила относительно свободно.

9 НОВОЕ И НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ

В 1839 году Великобритания захватила Аден и к началу XX в. распространила свое господство на весь юг Йемена. Местные евреи получили те же гражданские права, что и мусульманское население колонии.

Привлеченные гражданским равенством и экономическим процветанием многие евреи Йемена, Бомбея и Багдада устремились в Аден.

Число евреев здесь между 1839 и 1947 гг. возросло с 250 до 4750 человек, а к 1948 году на юге Йемена, контролируемом англичанами, проживало около 8000 евреев.

В 1849 году Турция частично восстановила власть над Северным Йеменом (полностью в 1872 г.). Положения евреев заметно ухудшилось: местное население подозревало евреев в симпатиях к турецким властям и относилось к ним крайне враждебно. С открытием Суэцкого канала в 1869 г. стратегическое значение Йемена сильно возросло, и Турция приняла меры для укрепления своих позиций в стране. Значительно ослабла власть местных имамов. Наметился экономический и промышленный подъем региона. С 1872 г. турецкая администрация активно поощряет ввоз современных машин, инструментов и фабричных изделий для развития местного производства.

Новации в производстве больно ударили по еврейским ремесленникам: они не в силах были конкурировать с новыми предприятиями. 60-е годы сопровождались частыми засухами и массовым голодом бедных слоев населения. Евреи Йемена вновь обратили свои молитвы и надежды к долгожданному Мессии.

В 1861-64 гг. некий Иехуда бен Шалом по прозвищу Шукр Кухайл (1840-64) объявил себя Мессией, приобрел множество последователей среди не только евреев, но и мусульман. Волнения в стране нарастали. Имам организовал убийство возмутителя спокойствия, но волнения не прекратились: народ упорно верил в обещание Шукра воскреснуть. В 1868 г. появился самозванец, объявивший себя воскресшим Шукром. Он рассылал послания общинам Йемена, Египта и Эрец-Исраэль о своем возвращении в мир и скором наступлении мессианских времен. Его появление вызвало еще большее брожение в обществе. Слухи достигли Иерусалима и Цфата. Было решено отправить в Йемен посланца из Эрец-Исраэль. Я. Сапир в 1873 г. обратился к евреям Йемена со «Вторым йеменским посланием», «Игерет Тейман hа-шенит», в котором предостерегал своих собратьев от веры в этого человека, который, несомненно, является всего лишь новым лжемессией.

Эпидемия лихорадки 1879 г. унесла многие жизни и с новой силой возродила мессианские надежды. Кто-то истолковал отрывок Танаха (Песнь 7:9), так, что возвращение евреев в Эрец-Исраэль должно начаться в 5642 году (1882). Такое «открытие» нашло большое число последователей в среде евреев Йемена. Все новые и новые слухи будоражили людей: о росте еврейского населения Эрец-Исраэль; о создании там новых еврейских поселений; о документе властей Османской империи, который разрешал евреям всего мира переселяться в Эрец-Исраэль.

Это была первая большая алия евреев Йемена в землю Израиля. Она имела в основном мессианский характер и продолжалась до начала Первой мировой войны. В 1881--1906 годах в Эрец-Исраэль поселялись почти исключительно евреи из центральной части Йемена -- Саны и близлежащих населенных пунктов. С 1907 года началась алия значительных групп евреев с севера и юга Йемена.

Первоначально йеменские евреи селились лишь в Иерусалиме, где к 1908 году их проживало около 2500, большинство их было занято на строительных работах, в каменоломнях и различных ремеслах. Около 80 семей к 1903 году осели в Яффо. С 1908 года началось расселение йеменских евреев в сельскохозяйственных поселениях (Реховот, Ришон ле-Цион, Петах-Тиква, Хадера, Зихрон-Яаков и другие). В основном они работали наемными сельскохозяйственными рабочими у еврейских хозяев. К концу Первой мировой войны в Эрец-Исраэль насчитывалось около 4500 йеменских евреев.

В 1893 году в Йемене вновь возникает мессианское движение, которое возглавил Иосеф (Юсуф) бен Абдаллах.

10 КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ ЙЕМЕНСКИХ ЕВРЕЕВ В XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКЕ

Социально-экономический гнет в сочетании с общей отсталостью страны определили роль, которую играли евреи в экономике Йемена. Лишенные, как и в других мусульманских странах, права владеть землей (лишь незначительное число йеменских евреев были земледельцами-арендаторами), они занимались ремеслом и торговлей (в основном розничной). На протяжении многих поколений традиции и навыки определенных ремесел закрепились за отдельными семьями йеменских евреев.

Посланец Эрец-Исраэль Я. Сапир, побывавший в Йемене в 1858-59 гг., писал:

«Жители страны неевреи владеют полями, виноградниками, садами и плантациями, занимаются коммерцией и торговлей, однако не имеют никакого представления ни о художественном ремесле, ни о ремесле вообще. Подавляющее же большинство евреев являются искусными мастерами в самых разных областях ремесла. Они -- ювелиры, кузнецы, кожевенники, портные, изготовители пороха, гончары... и к ним вынуждены обращаться неевреи за каждым ремесленным изделием...»

Было распространено также ткачество, плотницкое дело, производство соли и мыла с разрешения властей. Лишь в Сане и в портовых городах незначительное число евреев участвовало в международной торговле, главным образом, кофе.

В начале XX в. имам Яхья запретил импорт машин и запасных частей к ним с целью возродить ручное ремесло и заставлял евреев, опасаясь их эмиграции, обучать ему мусульман; однако в 1920-х гг. сам проводил политику изгнания евреев из ткацкого и мыловаренного производства.

Положение париев, постоянная нужда, традиционная глубокая религиозность и мистицизм, а также влияние зейдитского окружения, ожидавшего прихода имама-избавителя, усиливало мессианские чаяния йеменских евреев, и поэтому мессианские движения потрясали эту общину чаще, чем другие еврейские общины мира.

Около 80% мусульманского населения Йемена были сельскими жителями, что вынуждало и обслуживавших их йеменских евреев селиться рядом. Рассеянные небольшими группами по стране, йеменские евреи часто строили синагоги и миквы, овладевали умением совершать ритуальный убой и определять кошерность мяса, обучали детей Торе. В общинные центры они обращались лишь для решения важных галахических вопросов, а в бейт-дин Саны - при сложных судебных делах или за апелляцией.

Среди йеменских евреев все мужчины умели читать и большинство писать (на еврейско-арабском диалекте, но еврейскими буквами); знание иврита было широко распространено. Во главе городской общины, являвшейся центром и для еврейского населения округи, стояли мори (раввин, чаще всего ремесленник, не получавший плату за должность) и бейт-дин, а перед властями ее представлял светский староста (акил, по-арабски "мудрый”), обычно из простолюдинов. Вавилонские иешивы периода гаонов присваивали главам йеменских общин за оказываемую финансовую поддержку почетное звание аллуф (старейшина).

В средние века глава еврейской общины Йемена получал от властей титул нагид (иногда им наделяли также руководителя общины Адена). При турецком владычестве (1872-1918) религиозный глава общины Саны носил звание хахам-баши, то есть главного раввина.

Тесные связи между центрами еврейской учености в Вавилонии и йеменскими евреями, а затем с египетскими иешивами, оказали влияние на развитие религиозной и духовной жизни еврейских общин страны. Долгое время среди йеменских евреев сохранялась вавилонская масора.

В вопросах галахи йеменские евреи следовали кодексу Маймонида (комментирование его сочинений стало одним из основных видов религиозно-литературной деятельности йеменских евреев). Большое распространение среди них получил также галахический труд Ицхака Алфаси «Сефер а-галахот» («Книга галахических установлений»).

В середине XVIII в. в Иерусалиме существовала иешива кабалистов «Бейт Эль», возглавляемая выдающимся мудрецом из Йемена р. Сар-Шаломом Шараби.

В Йемене в это время расцветает творчество великого еврейского поэта Мори Салима Шабази (Або Шолем), XVII в. Сохранились около 550 его поэтических произведений на иврите, арамейском и арабском языках.

Шабази происходил из семьи аль-Шебзи, давшей много поэтов. Ткач по профессии и пылкий мистик, сын поэтессы, Шабази широко воспользовался трудами Иегуды Галеви, Израиля Нагары, произведениями арабских поэтов. Он является покровителем йеменских евреев. Место его погребения в Таизе до сих пор привлекает паломников из всей Аравии. Сохранившаяся синагога его имени получает огромные доходы от паломников.

Живя в период, когда евреи Йемена подвергались гонениям и были охвачены мессианскими чаяниями, Шабази с глубокой достоверностью выразил в своих стихах страдания и надежды своего народа. Сопутствующие его имени легенды изображают Шабази как бедняка и скитальца, а также праведника и чудодея; к могиле Шабази в городе Таиз шли евреи и мусульмане и молились об избавлении от болезней или от бедности.

Основные темы литургической и мистической поэзии Шабази - изгнание, избавление, связь между еврейским народом и Богом, Тора и человеческая мудрость. Некоторые его стихотворения посвящены славному прошлому еврейского народа в Земле обетованной, в котором поэт черпает силу и надежду на его великое будущее. Ряд его стихотворений посвящен субботе и праздникам, свадебной церемонии и обряду обрезания. Важную роль в его творчестве играет каббалистическое учение.

Среди йеменских евреев нередки случаи полигамии. Они единственные среди восточных евреев носят длинные пеот(пейсы) и называют их симаним ("знаки”), так как это отличает их от неевреев. Несмотря на крайнюю богобоязненность в среде йеменских евреев бытовали (сохранились и поныне) амулеты, хотя Маймонид был противником их употребления.

Литургия йеменских евреев (минхаг теймани) следует порядку молитв, фиксированному у Маймонида, который, в свою очередь, исходил из молитвенникаСаадии Гаона, хотя в ней имеются следы сефардского влияния. Из сефардского молитвенника взяты, например, тексты Кдуша, Авода, Слихот и хошанот.

По традиции йеменских евреев в канун субботы, совпадающий с новолунием, или во время отсчета омера читают специальные пиюты. Следуя подразумеваемому постановлению Маймонида, йеменские евреи долго не включали молитву «Коль нидрей» в свою литургию. Она появилась в молитвеннике йеменских евреев, напечатанном в Иерусалиме в конце XIX в. Начальная часть Кадиша йеменских евреев включает имя Маймонида, а в их пасхальную Агаду  не входит песня «Хад Гадья».

Начиная с XVI в. в Йемен проникает каббала. Особенное распространение там получило учение И. Лурии, оказавшее значительное влияние на литературу и религиозную жизнь йеменских евреев, в частности на библейские комментарии, молитвы и литургическую поэзию.

Литературное творчество и вся духовная жизнь йеменских евреев почти до середины XX в. были связаны с религией и ивритом как священным языком.

Сочинения по масоре, лексике и философии  испытывают некоторое влияние арабского языка и ранней мусульманской философии, решают теоретические проблемы языка, но позже сменяются поэтическими, литургическими и мистическими произведениями.

Широкой популярностью среди йеменских евреев пользовался жанр компиляций из Агады и мидрашей.

Самым известным произведением этого жанра в Йемене был «Мидраш а-гадоль» («Великий мидраш») Давида бен Амрама Адани (XIII в.), в который вошли отрывки утраченных агадических и галахических мидрашей талмудического периода, служившие, возможно, источниками Маймониду для «Мишне Тора». Каждую часть сочинения Адани предваряет вступлением, написанным выразительной ритмической прозой.

Наряду с мидрашами на иврите появляются также написанные на арабском языке: «Свет во тьме» (XIV в.),«Светильник умов» (XIV в.) и «Книга истин», вероятно, Иехуды бен Шломо из Саады (XIV в.). Его агадические аллегории и комментарий к Торе вызвали наложение херема раввинами Саны и обращение общины Саады с апелляцией к раввинам Эрец-Исраэль.

«Книга морали» (XVI век), которая включает фольклор, басни, предания, описания путешествий по еврейским общинам Востока и исторических событий в Йемене, завершает традицию произведений в жанре макам -- новелл в ритмичной рифмованной прозе.

Наиболее известным законоучителем, которого дала йеменская община, является рабби Шломо бен Иегошуа Адани (1567-1625), автор комментариев к Мишне-- «Мелехет Шломо» («Деяния Шломо»; окончил в 1624 г.).

Большой интерес для истории саббатианства представляет созданный в Йемене около 1666г. апокалипсис «Гей хиззайон» («Долина видения»), в котором отразились мессианские чаяния йеменских евреев. Особой популярностью среди йеменских евреев пользовались многочисленные каббалистические труды и сочинения по астрологии и гаданию, а также стихотворные руководства по шхите.

Как раввинистический авторитет йеменских евреев известен Ихье бен Иосеф Салих (1715?-1805), автор респонсов, комментариев, религиозных трактатов, а также труда по истории йеменских евреев (сохранились лишь фрагменты).

В XIX в. было популярным сочинение Мансура Саадии бен Иехуды «Сефер а-махашава» («Книга размышления»), написанное рифмованной прозой, в форме диалога между патриархом Авраамом и автором, перечисляющим беды йеменских евреев.

В начале XX в. Ихье Кафах (1850-1932), респонсы которого принесли ему признание, под влиянием контактов с еврейскими общественными деятелями и путешественниками из Европы и Азии, создает реформистское движение йеменских евреев дардаим (от ивритского «дор деа», буквально «поколение знания»).

Отвергая каббалистический мистицизм в духовной жизни йеменских евреев, участники движения призывали вернуться к изучению талмудической и раввинистической литературы. Ихье Кафах в 1910 г. основал в Сане первый бейт-мидраш нового типа с более современными методами преподавания.

Эти новшества вызвали сопротивление и осуждение большинства йеменских раввинов во главе с Ицхаком а-Леви Ихье (1866-1932; последний главный раввин Саны), который в 1914 г. вынес конфликт на суд имама. Свои антикаббалистические взгляды Ихье Кафах изложил в сочинении «Милхамот hа-Шем» («Войны Господа», 1931).

11 МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА И ФОЛЬКЛОР

Материальная культура и фольклор йеменских евреев отличаются своеобразием синтеза древнееврейских, индийских, персидских и арабских элементов. Обычно интерьер городского дома йеменские евреи украшали резным стукко (штукатуркой под мрамор) над притолоками дверей и окон, а двери комнат и стенных шкафов также покрывали резьбой.

Фасады общественных зданий (изредка и жилых) украшала резьба по камню. Одежда йеменских евреев была проста, и лишь праздничные одеяния (особенно свадебные) отличались яркой вышивкой шелком и шерстью с золотой и серебряной нитью.

Особую известность получило ювелирное искусство йеменских евреев. Украшения, как правило, были серебряными. Золотых изделий почти не встречалось вне королевского дома из-за их дороговизны. Особо почетным считалось изготовление синагогальной утвари и предметов культа, которым часто занимались раввины-ювелиры. Областью женского творчества являлось изготовление широко распространенных в быту йеменских евреев больших плетеных корзин с замысловатыми геометрическими узорами на крышках. Вышивка йеменских евреев является одним из частых мотивов в израильской национальной одежде, а искусство ювелиров этой общины, возрожденное благодаря усилиям Б. Шаца, получило развитие в качестве специальной учебной дисциплины в рамках Академии художеств и прикладного искусства Бецалель.

Йеменские евреи хранили древнее произношение на иврите и арамейском языках, а также некоторые грамматические правила древнего иврита. Конечно, это было возможно лишь благодаря замкнутости, изолированности этой общины, однако, это вовсе не означало оторванности от еврейского мира.

Бесценные свидетельства о положении йеменских евреев в XI-XIII веках были случайно обнаружены сто с лишним лет назад при ремонте синагоги в Каире. В ее генизе сохранилось около четверти миллиона текстов. Из них более семи тысяч связаны с жизнью евреев на огромном пространстве от Египта до Магриба и Испании на западе, и до Месопотамии, Йемена, Индии, Индонезии на восток. Язык этих документов - арабский, но написаны они еврейскими буквами, как было принято у евреев Йемена. В Каирской генизе обнаружены сведения о поселении йеменских евреев в Эрец-Исраэль, восходящие к 12 веку. О прибытии йеменских евреев в Иерусалим говорится в послании руководителей общины Святого города от 1454 года.               

Йемен часто посещали еврейские путешественники, в частности, во второй половине XII в. йеменских евреев посетил Биньямин из Туделы. Приезжали послы из общин Ближнего Востока и Европы, велась оживленная переписка между религиозными авторитетами. Йеменские евреи на протяжении веков поддерживали контакты с еврейскими общинами Вавилонии, Персии, Египта, Эрец-Исраэль, Индии. Так, в 1579 г. иешива Тверии направила в Йемен цфатского печатника рабби Аврахама Ашкенази для распространения среди йеменских евреев печатных книг. В 1690 г. посланец общины Хеврона, а позднее посланцы из других городов Эрец-Исраэль посещали Йемен.

В XIX веке в Европе и Эрец-Исраэль возродился интерес к Йемену благодаря поискам утраченных десяти колен Израилевых. Рассказывали, что шадары, или посланцы из Эрец-Исраэль, встретили в Йемене потомков библейского Дана. В 1831 г. раввин из Цфата, Исраэль (ученик Элияху бен Шломо Залмана), направил на поиски безвестных сородичей Баруха Бен-Самуила из Пинска, («русский талмудист» по словам английского философа сэра Исайи Берлина). Барух стал личным врачом имама, но быстро навлек на себя немилость и был казне

Яаков Сапир одним из первых описал своеобразие общины йеменских евреев в сочинении «Эвен сапир» («Сапфир», в 2-х томах, 1866-74).

Много интересных сведений о йеменских евреях сообщили известный французский семитолог Ж. Галеви, побывавший в Йемене в 1870 г.

В 1883-1892 годах четыре экспедиции в Йемен предпринял австрийский арабист Эдуард Глазер. С этого времени по существу началось систематическое изучение йеменских древностей и этнографии

И. Цемах, который был директором еврейской школы в Бейруте, посетил Йемен в 1910 г. Также источником сведений по истории евреев Йемена служит книга "Путешествия Хавшуша" - записки Хаима Хавшуша, первого учёного современного типа в йеменской общине.

12 НАЧАЛО XX ВЕКА. АЛИЯ ЙЕМЕНСКИХ ЕВРЕЕВ

Первая волна алии из Йемена пришлась на 1881-1882 года. Йеменская традиция всегда трепетно относилась к тексту Танаха. С наступлением 1881-1882 годов, или по еврейскому календарю, евреи Йемена решили, что так как написано в «Песни Песней»: «поднимусь я на пальму» (7:9), а пальма на иврите תמר, то есть слово, состоящее из тех же букв, что и год, следовательно, пришло время вернуться или, точнее, «подняться» в землю праотцев.

В то же время поползли слухи о том, что знаменитые еврейские меценаты, Лоренс Элифант и барон Ротшильд, выкупают земли в Палестине, для того чтобы заселить их евреями. Это еще больше подбодрило йеменских евреев, и около 2500 человек снялись с насиженных мест и отправились в путь - на родину своих предков.

Евреи из Йемена были работящими и очень религиозными людьми. Большинство из них поселилось в Иерусалиме, в деревне Шилоах (Силуан). Условия жизни были очень тяжелыми, не хватало работы, еды, не было крыши над головой. Уже существующая еврейская община Иерусалима почти ничем не могла помочь новым репатриантам просто потому, что бедствовала сама. Йеменские евреи вынуждены были ютиться в пещерах и гротах в окрестностях города. Постепенно трудные годы остались позади, нашлись благотворительные организации, которые помогли йеменским евреям построить дома в Шилоахе, быт налаживался.

Но в 1920 и 1929 годах прошла волна погромов, и Шилоах не стал исключением. Британские власти обещали восстановить спокойствие, но на деле не собирались этим заниматься. Многие евреи вынуждены были бежать из своих домов и скрываться в Иерусалиме, а опустевшие дома стали добычей арабских соседей. Несмотря на заверения британского правительства, евреи так и не смогли вернуться в свои жилища, а в 1938 году был издан указ, официально запрещавший им возвращаться в деревню Шилоах до наступления спокойствия, которое так и не воцарилось...

В 1904 г. в Йемене вспыхнуло восстание имама Яхьи ибн Мухаммада Хамид ад-Дина  против османского владычества. Восстание вынудило турок в 1911 гг. дать автономию горным (зейдитским) районам Йемена и признать светскую власть имама над ними.

Восстание имело тяжелые последствия для еврейского населения Йемена; так, не более 150 евреев пережили осаду имамом города Сана в 1905 г. Подобные потери понесло еврейское население и других городов центральных и северных районов страны.

В 1919 г. Яхья провозгласил себя королем Йемена и окончательно разорвал вассальные отношения с Турцией. Новый король возобновил законы Омара со многими дополнениями. Так, евреям запрещалось строить дома выше, чем дома мусульман, повышать голос в присутствии мусульманина, участвовать в религиозных дискуссиях и т. п. С них брали выкуп за эмиграцию, которая с 1929 г. была запрещена.

Но наиболее жестоким из антиеврейских законодательных актов было возобновленное в 1921 г. имамом предписание об обращении в ислам всех еврейских сирот до 13 лет. С 1925 г. обращение в ислам допускалось даже при живой матери. Пытаясь обойти этот эдикт, йеменские евреи усыновляли сирот или переправляли их в Аден, а оттуда в Эрец-Исраэль.

Новое королевство вело частые военные и политические конфликты с независимыми княжествами и непокорными племенами, с Великобританией и с Саудовской Аравией, к которой в итоге отошел северный Наджран. Голод и эпидемии достигли апогея в период Второй мировой войны.

Все это побуждало евреев Йемена к алие в Эрец-Исраэль

Алия 1947 года была спровоцирована страшными погромами в Адене.

К началу 1948 г. в Израиле проживали 35000 йеменских евреев, то есть 40% от всего йеменского еврейства. Ещё 4000 пытались попасть в Израиль, но были задержаны британцами, и отправлены в Аден.

После провозглашения государства Израиль йеменские власти позволили евреям покинуть страну. Однако правительство Йемена поставило одно условие: каждый еврейский ремесленник должен обучить несколько арабских учеников и передать им секреты своего мастерства - так высоко ценилась в Йемене работа евреев-ткачей, ювелиров и прочих.

Охваченные мессианским энтузиазмом евреи Йемена буквально пешком двинулись в Аден, откуда их доставляли самолетами в Израиль. Эта операция вошла в историю под названием «Волшебный ковер» (или «На орлиных крыльях»).

С июня 1949 г. по сентябрь 1950 г. в Израиль прибыло около 50000 йеменских евреев. Впоследствии репатриировались в Израиль около 300000 человек. Примерно 30000 человек переехали в США. Следует отметить, что дискриминационное антиеврейское законодательство сохранялось в Йеменском королевстве вплоть до 1949-50 гг., когда почти все йеменские евреи переселились в Израиль.

Следующая волна репатриации переселенцев из Йемена пришлась 1990-е годы. Тогда в Израиль приехало около 1200 йеменских евреев. К 1984-85 гг. в Йеменской Арабской Республике оставалось не более 1500 евреев: несколько клановых семейств в Сане и на севере страны в районе города Саада.

В настоящее время в Йемене остаются примерно 100 евреев. В последние годы из-за нестабильной ситуации в стране они вынуждены были, чтобы не оказаться жертвами насилия, жить в специальном огороженном квартале Саны под защитой правительства. За пределы этого гетто евреи без особой надобности стараются не выходить, а если все же вынуждены это делать, всячески скрывают внешние признаки принадлежности к еврейству (например, пейсы), чтобы не быть обнаруженными в толпе.

13 АДЕН

Уже в период раннего средневековья в Адене существовала еврейская община. В Каирской генизе обнаружено около 150 писем и документов, связанных с историей еврейской общины Адена в этот период. Большая часть их представляет собой деловую корреспонденцию на арабском языке, но к некоторым письмам приложены стихотворения на иврите, часто весьма пространные, показывающие знакомство их авторов с предшествовавшей им литературной традицией на иврите и, прежде всего, со стилистическими особенностями Мидраша и пиюта.

Еврейское население Адена поддерживало тесные связи почти со всеми еврейскими общинами в странах ислама. Особенно близкими были отношения с Индией, еврейское население которой было подчинено юрисдикции раввинского суда Адена.

О существовании караимской общины в Адене известно из литературного памятника 12 в., в котором Мадмун бен Яфет (умер в 1151 г.), нагид общин Южного Йемена, воспевается за его усердие в подавлении попытки этой секты распространить свое учение в Адене.

До 18 в. Аден был важным торговым портом на пути в Индию, и еврейская община Адена процветала. В 18 в. в результате упадка индийской торговли Аден пережил кризис. Когда Англия оккупировала Аден (1839), в нем жили всего 500 человек (преимущественно евреи). Открытие Суэцкого канала (1869) способствовало возрождению Адена и его еврейской общины. В 1872 г. в Адене жили 2000 евреев, в 1916 г. -- около 3700, в 1947 г. -- около 4750.

За 150 лет английского присутствия в Адене сложилась особая еврейская община, у которой даже язык отличался от языка других йеменских евреев. До 1947 г. в Адене было четыре синагоги, несколько еврейских школ и благотворительных учреждений.

2 декабря 1947 г., через три дня после решения ООН о разделе Палестины, еврейский квартал в Адене подвергся нападению арабских погромщиков. 82 убитых, сожжены четыре синагоги, разграблены 106 из 170 еврейских лавок и магазинов и 220 домов.

В 1948-50 гг. через Аден переправлялись самолетами в Израиль йеменские евреи (операция «Волшебный ковер»). В 1948-67 гг. большинство евреев Адена переехало в Израиль, некоторые эмигрировали в Англию. После Шестидневной войны в Адене не осталось ни одного еврея.

В Адене в 1965 г. вновь вспыхнули антиеврейские беспорядки, а во время Шестидневной войны (1967) арабы ворвались в еврейский квартал, убивая и грабя жителей. Остатки еврейской общины (132 человек; большинство евреев Адена в 1948-67 гг. репатриировались в Израиль) были эвакуированы англичанами на Кипр, откуда выехали в Англию (влились в слагавшуюся в Лондоне с конца 1950-х гг. общину своих земляков) и в Израиль.

14 В СОВРЕМЕННОМ ИЗРАИЛЕ

В Израиле йеменские евреи преодолели проблему перехода от патриархального уклада жизни и с течением времени успешно абсорбировались, создав ряд процветающих поселений (в основном мошавы). При этом они сохраняют кланово-семейные связи и традиционную глубокую религиозность. Синагога продолжает выполнять функцию общественного центра. Так, в их крупном поселении городского типа Рош hа-Аин в 1970 г. на 13000 жителей насчитывалось 66 синагог.

Йеменские евреи сохранили многие элементы древней еврейской культуры, утраченные другими общинами. Это относится, в первую очередь, к произношению на иврите и арамейском языке при чтении священных текстов. Э. Бен-Иехуда видел в иврите йеменских евреев не только источник для норм произношения, но и для некоторых грамматических правил современного иврита.

Своеобразная музыка и танцы йеменских евреев, чаще всего церемониального характера, впоследствии оказали большое влияние на новейшую израильскую эстраду и хореографию. Самобытен мелос (напев) йеменских евреев, хотя его можно сравнить с музыкальной традицией еврейских общин Востока, различия настолько велики, что йеменскую музыкальную традицию обычно выносят за рамки музыкальной культуры Ближнего Востока. Некоторые специалисты считают даже, что кантилляция йеменских евреев, несмотря на присутствие в ней вавилонского (багдадского) влияния, несет следы литургическо-музыкальной традиции периода Второго храма.

Народные песни йеменских евреев строго разделены на мужские и женские по языку (мужчины -- на иврите и арамейском, женщины -- на арабском или еврейско-арабском), содержанию, мелодиям и стилю.

Танцы, преимущественно церемониальные (свадебные и т. д.), как и песни, сопровождаются ритмическими хлопками, а также ударами по полым металлическим предметам.

Существенное влияние оказал фольклор йеменских евреев на формирование современной израильской хореографии и музыки, став одним из основополагающих элементов эстрадной песни (например, композиторов М. Виленского, М. Зеира, Н. Нарди и других).

Первыми исполнителями этих песен были выходцы из йеменской общины -- Эстер Гамлиэлит, Браха Цфира, Шошана Дамари, Ахува Цадок. Их традиции продолжили молодые певцы, выходцы из общины -- И. Башан, И. Кохен, Ш. Тавори, Х. Моше, Б. Шараби, Офира Глуска, Гали Атари, Офра Хаза и другие.

Большим успехом пользуются рассказы писателя М. Табиба, отец которого, А. Табиб, был одним из видных общественных деятелей Израиля.

Выходцами из среды йеменских евреев являются политические деятели: И. Иешаяху -- председатель Кнесета в 1972-77 гг., члены Кнесета Геула Коэн и Мирьям Тааса-Глазер, генеральный секретарь Ѓистадрута (с 1984 по 1992 гг.) И. Кейсар, а также ряд военных деятелей.

15 ИСТОЧНИКИ


Еврейская география

Евреи Йемена. От царицы Саввской до наших дней.

Географо-этнографический справочник

Карта современного Йемена

Сказания о царице Савской

Око планеты: Сказания о царице Савской

Повседневная жизнь Аравии счастливой времен царицы Савской

Сайф Зу Язан - последний еврейский царь Йемена

Сабатино Москати. Древние семитские цивилизации.

Средневековое еврейское государство Химьяр

Еврейская община Йемена

Последние из Йемена

https://rozik1965.livejournal.com/74524.html