Евреи в годы Первой мировой войны

4 Погромы, шпиономания, беженцы

Несмотря на многочисленные случаи героизма, в русской армии к евреям по-прежнему относились весьма предвзято. Их считали плохими солдатами, трусами, паникерами… Сказанное Георгием Шавельским, возглавлявшим во время войны армейское духовенство, вполне отражало взгляды многих, если не большинства воинских начальников:

Нельзя отрицать того, что и среди евреев попадались честные, храбрые, самоотверженные солдаты, но эти храбрецы скорее составляли исключение. Вообще же евреи по природе многими считаются трусливыми и для строя непригодными. В мирное время их терпели на разных нестроевых должностях; в военное время такая привилегия стала очень завидной и непозволительной, и евреи наполнили строевые ряды армии. Конечно, тут они не могли стать иными, чем они были. При наступлениях они часто бывали позади, при отступлениях оказывались впереди. Паника в боевых частях не раз была обязана им. Трусость же для воина — позорнейшее качество.

Шавельский Г. И. Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота

http://militera.lib.ru/memo/russian/shavelsky_gi/index.html

В 1914 году русская армия, после нескольких впечатляющих побед над австрийцами, вторглась в Галицию и заняла Львов. Наступление русской армии сопровождалось погромами, в ходе которых особенно бесчинствовали казаки. Погромы - разной степени разрушительности и жестокости - состоялись в Бродах, Радзивиллове, Львове, Сокале и других городах и местечках. Царский генерал, перешедший на службу к большевикам, позже вспоминал:

Как ни мало я был в Галиции, до меня дошли уже рассказы о бесчинствах казаков в еврейских местечках и городишках. Под предлогом борьбы с вездесущими якобы шпионами казаки занялись самым беззастенчивым мародерством.

М. Бонч-Бруевич, Вся власть советам

http://militera.lib.ru/memo/russian/bonch-bruevich_md/index.html

С началом войны Россию охватила волна шпиономании. Властям и населению всюду мерещились немецкие шпионы. Жертвой этой кампании стал, к примеру, жандармский полковник Мясоедов, повешенный в 1915 по обвинению в шпионаже (с большой вероятностью, необоснованным). Однако хуже всего пришлось русским евреям, которых обвиняли в едва ли не поголовном шпионаже в пользу Германии. Передавались фантастические слухи о тайных телефонных проводах, якобы ведущих из местечек в немецкие шкафы; о таинственных аппаратах, и т.д. В результате сотни евреев были арестованы и преданы военно-полевому суду, который чаше всего приговаривал обвиняемых к смерти, не тратя время на долгие разбирательства.

Насколько обоснованными были эти обвинения? Об этом красноречиво свидетельствует следующий факт: если дела по обвинению евреев рассматривались корпусными судами с участием защитников, то они почти всегда заканчивались оправдательными приговорами за отсутствием серьезных улик.

Чтобы обеспечить лояльность еврейского населения, военное командование не останавливалось перед самыми жестокими мерами. Так, 24 мая 1915 г. командующий русской армией великий князь Николай Николаевич «признал необходимым, в предупреждение их преступных выступлений, брать из числа правительственных раввинов и богатых евреев заложников под стражу». В случае необходимости к заложникам предписывалось применять самые жестокие меры.

Кроме того, власти прибегали к массовому, порой поголовному выселению евреев из прифронтовой полосы. Так, только в то в апреле 1915 из Курляндской губернии было выселено 40 тысяч евреев, в мае из Ковенской - 120 тысяч, и. т.д. Выселение нередко сопровождалось насилием и ограблением. Как писал Максим Горький,

Высылали по 15-20 тысяч, - все еврейское население города - в 24 часа! Больных детей грузили в вагоны как мороженый скот, как поросят. Тысячами люди шли по снегу целиной, беременные женщины дорогой рожали, простужались, умирали старики, старухи…

Правда, массовые депортации имели своим фактическим последствием фактическую отмену черты оседлости. Осознав, что не захваченные немцами губернии черты (в 1915 немцы заняли Польшу, Литву, значительную часть Латвии и Белоруссии) неспособны принять десятки и сотни тысяч еврейских беженцев, правительство разрешило евреям и селиться и приобретать недвижимое имущество по всей стране, кроме «столиц, сельских местностей, казачьих областей и района Ялты».

Российское еврейство оказывало беженцам посильную помощь. Уже в 1914 был создан Еврейский комитет помощи жертвам войны (ЕКОПО), взявший на себя заботу о переправке беженцев на новые места жительства, обеспечение их питанием, одеждой и жильем, предоставление медицинской помощи и создание медико-санитарных отрядов, заботу о детях, приискание беженцам работы или денежной поддержки, организацию общеобразовательных и профессиональных школ, курсов и т. д. Комитет, получавший средства как от богатых евреев, так и от правительства, в 1916 оказывал помощь более 240 тысячам еврейский беженцев.

Интенсивно работали еврейские благотворительные организации…Частично они находили приют и продовольствие с помощью Центрального городского бюро, которое ходатайствовало перед московской администрацией о предоставлении права жительства тем из беженцев, которые его не имели. В большинстве случаев такие просьбы удовлетворялись в короткие сроки. Часть беженцев пользовалась помощью московских еврейских благотворительных учреждений. «Более состоятельным находят дешевые помещения, – сообщала газета “Утро России”, – беднякам же оказывается помощь из сумм благотворительных обществ… На Николаевском вокзале… еврейское общество устроило кухню, рассчитанную на сто человек.

В. Руга, А. Кокорев, Повседневная жизнь Москвы. Очерки городского быта в период Первой мировой войны

http://coollib.net/b/187368

В 1916 экономическое положение тыла начинает стремительно ухудшаться. Все дорожало, стало не хватать продуктов и товаров первой необходимости, жители выстаивали в длинных очередях (тогда их называли «хвостами»), чтобы купить хлеба, молока или керосина. Основной причиной этих трудностей был развал транспорта, а также нехватка необходимых крестьянам товаров (из-за этого они неохотно продавали хлеб и другие продукты, поскольку на вырученные деньги все равно не могли купить то, что им нужно). Однако горожане винили во всем «спекулянтов», якобы наживавшихся на народном горе. Среди евреев традиционно было много торговцев, поэтому это возмущение нередко принимало антиеврейский характер. 7 мая 1916 в Красноярске даже произошел погром, в ходе которого было разгромлено около 70 магазинов и квартир, а десятки евреев были зверски избиты.

Порой мотивы «спекуляции» и пособничества врагу накладывались друг на друга. Так, в Киеве в 1916 была начато дело против сахарозаводчиков Израиля Бабушкина, Авеля Гопнера (Хепнера) и Абрама Доброго, которых обвиняли в том, что через нейтральную Персию они якобы продали в Германию большую партию сахара (вскоре дело было закрыто).

Прочитав такое сообщение <о киевских арестах>, для меня стало ясным, что все правительственное сообщение представляло от начала до конца сплошную ложь… Снабжение сахаром, как населения, так и армии находилось в руках Центросахара и Особого совещания по продовольствию, то есть — правительства. Распределение сахара производилось Министерством финансов, таким образом, сахарозаводчики не являлись более хозяевами своего товара. Еще более нелепо звучало заявление о «злонамеренном вывозе сахара за границу», ибо согласно Брюссельской международной конвенции, в которой Россия участвовала с 1908 года (соглашение это оставалось в силе и в 1916 году), вывоз сахара из России за границу был ограничен и производился только специальным распоряжением правительства и под его контролем.

В. Орлов, Двойной агент. Записки русского контрразведчика

http://royallib.com/book/orlov_vladimir_grigorevich/dvoynoy_agent_zapiski_russkogo_kontrrazvedchika.html