Евреи в Российской империи

4 Особенности еврейских общин Польши и Литвы

Особенности еврейских общин Польши и Литвы

Еврейские восточноевропейские (ашкеназские) общины отличались несколькими существенными признаками.

Язык и религиозная традиция

Первой отличительной особенностью восточноевропейских евреев был разговорный язык. К XVIII веку евреи Польши и Литвы говорили на двух диалектах идиша: северном и южном, граница между которыми проходила по территории современной Беларуси. Граница эта была достаточно условна, поскольку диалекты изменялись от местечка к местечку, но евреи Ковно и Вильно могли понять уже далеко не все из того, что им хотели бы сказать евреи Подолии или Волыни. Такая разница в разговорном языке, по мнению некоторых исследователей, могла послужить одной из причин формирования особой идентичности евреев Литвы — «литваков» или «миснагедов» («противников» по отношению представителей этой группы к хасидизму).

Другая особенность — это тип богослужения, характерный для ашкеназских общин и известный как «нусах ашкеназ». К XVI веку в общинах Литвы и Польши окончательно закрепился свод текстов, используемых для молитвы в течение года, и установился особый порядок их прочтения, отличающийся от принятых в общинах сефардов (западноевропейских евреев — выходцев из Испании). Движение хасидизма следовало сефардскому образцу молитвенника и вытеснило «нусах ашкеназ», поэтому к XX веку этот тип богослужения сохранился, в основном, в Литве, где хасидизм не получил признание.

Отличали ашкеназов и принятые в их общинах религиозные установления. Главным сводом религиозных законов, которым до сих пор пользуются евреи всего мира, стал кодекс сефардского ученого Йосефа Каро «Шульхан Арух» (накрытый стол). Ашкеназы же использовали дополненную версию книги Каро, сделанную ашкеназским законоучителем XV века Моше Иссерлесом и названную «Мапа» (скатерть). В современных изданиях оба этих текста обычно публикуются вместе.

Система образования

Очень важное место в жизни евреев Восточной Европы занимало традиционное образование. Особый замкнутый характер еврейских общин требовал получения специальных знаний, необходимых для жизни в обществе, живущем в строгом согласии с галахой. Традиционная система еврейского образования включает две ступени — хедер и йешиву. В хедере каждый мальчик, не достигший тринадцати лет, должен был получить навык чтения Торы и знание тех заповедей, без соблюдения которых он не мог бы стать членом общины. Своего рода выпускным экзаменом являлся обряд бар-мицвы, после которого община признавала подростка взрослым человеком и он имел право создавать собственную семью.

Следующая образовательная ступень — йешива. Здесь обучались лишь те, кто мог и стремился посвятить свою жизнь еврейской учености, стать раввином или резником (шойхетом) и занять почтенное место в традиционной социальной иерархии. Преподаватели хедеров — меламеды редко бывали знатоками Торы, но в йешивах преподавали наиболее авторитетные ученые. К концу XVI века польские йешивы приобрели особое значение в ашкеназском мире. Евреи из Германии и других окрестных стран стремились отдать туда своих детей. Авторитет еврейской учености Польши пошатнулся лишь в XVIII столетии под влиянием внешних исторических обстоятельств и глубокого мировоззренческого кризиса, который начало испытывать европейское еврейство в этот период.

Социально-политическая организация

 Еще одной существенной особенностью восточно-европейских общин стал особый тип общинной организации, сформировавшийся здесь к XVI веку. Еврейская община управлялась кагалом — особым выборным органом, состоящим из небольшого числа членов общины, выделявшихся своей ученостью, почтенным происхождением и богатством. Кагал распределял налоговое бремя, следил за соблюдением религиозных норм и регулировал экономические отношения не только между членами общины, но и между евреями и христианами. Одним из важных инструментов такой регуляции был принцип «хазаки», который закреплял за определенными членами общины право арендовать хозяйственные объекты, принадлежавшие государству или польской знати. Еврей, нарушивший этот принцип, например, попытавшийся перекупить право аренды мельницы или таверны (шинка) у польского помещика в ущерб другому своему соплеменнику, карался кагалом с неизменной суровостью. При существовавших феодальных порядках активное участие евреев в аренде дворянских поместий упрощало магнатам управление их землями и обуславливало тесную связь между ними и кагальной верхушкой.

Еврейские общинные структуры были органично включены в общественно-политическую систему Польского государства, в которой польские помещики — шляхтичи занимали определяющее место. Последние охотно пользовались услугами евреев, поскольку те способствовали экономическому развитию небольших городов в сельскохозяйственных районах. Такие города называли местечками, или на идише — «штетлами».

К началу XVI века в Польше сформировались и надкагальные политические институты — ваады. В двух частях государства существовало два главных Вада: в Литве — «Литовский Ваад» (ваад лита), а в Польше — «Ваад четырех земель» (ваад арба арацот). Члены ваадов собирались дважды в год на крупнейших ярмарках и решали наиболее общие вопросы, касающиеся жизни общин из различных областей государства. В последние годы независимости Речи Посполитой король Станислав II Август Понятовский, стремясь возродить авторитет королевской власти, попытался разорвать союз евреев и шляхты. Первым шагом на этом пути стало упразднение в 1864 году польского ваада. В дальнейшем предполагалось лишить евреев и кагальной автономии, но прекращение существования независимого польского государства не оставило последнему польскому королю времени для решения этого вопроса.