Евреи в Российской империи

7 Гаскала

Гаскала

В период меду двумя первыми разделами Польши в соседних с Россией регионах, Пруссии и Австрии, формируется еще одно идейное движение — еврейское Просвещение («Гаскала»). Можно сказать, что оно противостояло хасидизму. Духовным лидером этого направления стал Моисей Мендельсон — берлинский философ еврейского происхождения, сумевший гармонично совместить в своих трудах и образе жизни верность еврейской религиозной традиции и приверженность европейской культуре. Вдохновленная примером Мендельсона, образованная еврейская молодежь осуждала догматизм и «отсталость» традиционной еврейской учености, закрытость и замкнутость образа жизни европейских евреев. Но в отличие от хасидов, еврейские просветители искали опору для преодоления кризиса не в каббале, а в европейском рационализме, базирующемся на идеях Просвещения.

В 1782 году Нафтали Гартвиг Вессели опубликовал первое программное сочинение Гаскалы — «Диврей шалом вээмет» (Слова мира и правды), в котором утверждал приоритет европейской культуры над еврейской традицией. Он считал, что важнее быть человеком в том смысле, который придавался этому слову европейскими гуманистами, важнее, чем быть евреем в понимании иудейской традиции. Чтобы распространять свои идеи, еврейские просветители (маскилы) начали с 1783 года издавать в Кенигсберге просветительский журнал на иврите «Ха-меассеф». Вскоре они стали предпринимать практические попытки изменить систему еврейского образования и саму религиозную традицию, надеясь адаптировать ее к новой исторической ситуации. В 1788 году в Берлине они учредили первую еврейскую школу нового типа — «фрайшуле», в которой изучались языки, точные науки и рисование, а в 1818 году была открыта первая синагога нового реформистского типа в Гамбурге, названная «Темпль» (храм).

Особенность еврейского Просвещения состоит в том, что оно базировалось одновременно на европейских культурных образцах и на внутренних еврейских источниках, в первую очередь на рационалистической философии Маймонида и итальянских еврейских рационалистов. То есть маскилы воспринимали себя не только европейцами, но и преемниками давней еврейской традиции, которую они считали давно забытой.

С большой тревогой наблюдали просветители за распространением хасидизма, который считали сосредоточием иррационализма и тормозом прогресса. Галицийский просветитель Йосеф Перль писал язвительные пародийные сочинения, высмеивая цадиков и их приверженцев.

Еврейские просветители не были так сплочены, как хасиды или миснагеды. В восточно-европейских местечках они обычно объединялись в небольшие группы по два-три человека, выписывали журнал, обменивались письмами, собирались на встречи. Единственным способом противостоять преобладающему традиционному окружению становились разрабатываемые ими проекты преобразования еврейской жизни, которые они посылали правительству. Так сотрудничество с государством становилось важнейшим фактором выживания этого движения в Восточной Европе, хотя конечные цели маскилов и государства все же различались. Европейские монархи желали интегрировать евреев, сделав их максимально полезными для себя подданными, а маскилы стремились изменить еврейство, чтобы сохранить его в новых исторических условиях.

Отказ от традиционного образа жизни создавал для многих евреев очевидную проблему самоидентификации. Уже в начале XIX века многие евреи Пруссии стали называть себя уже не евреями, а «немцами Моисеева закона». Для других же наиболее простым выбором становилось крещение и полный отход от еврейства. Выбранная идеологами Гаскалы генеральная линия на европеизацию и отход от религии привела европейских евреев в конце XIX столетия к формированию нового типа самоидентификации, основанного на этническом, а не на религиозном единстве. Именно в этой среде впервые прозвучала идея необходимости создания еврейского национального государства.