Евреи в раннем средневековье

13 Иудео-христианские отношения

Иудео-христианские отношения

В средневековых городах евреи жили бок о бок с христианами, и, разумеется, бытовые отношения между ними были довольно тесными. В нормальных условиях их можно, скорее, назвать добрососедскими, однако небольшой искры было достаточно, чтобы разгорелся конфликт. Вновь и вновь повторяемые церковью запреты разделять трапезу с евреями и излишне тесно общаться с ними указывают на то, что в реальности такое общение зачастую имело место. В головах необразованных людей еврей, живший с ними на одной улице, одинаково легко мог быть и обыкновенным соседом и злокозненным богоубийцей из церковных проповедей. И хотя источники чаще рассказывают нам о столкновениях, не следует забывать, что реальная жизнь состояла далеко не только из них.

Церковный образ еврея далеко отстоял от реальности. Он формировался трудами отцов церкви и полемистов более позднего времени, которые вступали в спор с иудаизмом ветхозаветным, тогда как средневековая раввинистическая форма этой религии в раннем средневековье крайне редко попадала в орбиту внимания церкви. Свидетельства знакомства с литературой Талмуда и мидрашей у раннесредневековых христианских авторов можно пересчитать по пальцам. И хотя полемический жанр в церковной литературе получил довольно большое распространение, подавляющее большинство произведений создавалось по одинаковой схеме и затрагивало одни и те же темы. Авторы выбирали для своих произведений форму трактата, посвященного той или иной спорной теме, или диалога, в котором условный христианин спорил с условным евреем. В диалоге чаще всего рассматривались такие темы как переход «избранности» от еврейского народа к уверовавшим в Христа, соответствие Иисуса мессианским предсказаниям еврейских пророков, догмат о непорочном зачатии, представление о троичности божества и проблема буквальной и аллегорической интерпретации библейского текста. Евреи, утверждали церковные писатели, не понимают Писание правильно, потому что толкуют его буквально, или «по плоти», тогда как христиане видят в нем истинный смысл, замечая аллегории и воспринимая «духовный» смысл.

Еврейская сторона принимала в полемике гораздо менее активное участие: самым значительным раннесредневековым памятником этого жанра можно считать мидраш «Толдот Ешу» («История Ешу», то есть Иисуса), содержащий в себе пародийное изложение евангельских историй.