Что значит быть евреем

8 Продолжатели дела М. Мендельсона: германская нео-ортодоксия (ЧАСТЬ 4)

Продолжатели дела М. Мендельсона: германская нео-ортодоксия (ЧАСТЬ 4)

Между нео-ортодоксами и реформистами оказалось немало общего. Реформисты и нео-ортодоксы отказались от «национальных» еврейских элементов: языка, одежды и т. д. Последователи р. Гирша и р. Гильдесгеймера носили европейское платье. Многие из них, вопреки широко распространенному обычаю, покрывали голову только в синагоге или во время молитвы, а остальное время ходили с непокрытой головой в помещении.

Нео-ортодоксы презирали идиш и говорили на литературном немецком языке, а р. Гирш даже издавал немецкоязычный журнал «Йешурун». Немецкая культура была допущена даже в такую «святая святых», как еврейская суббота: сидя за субботним столом р. Гильдесгеймер пел немецкие песни, из которых больше всего любил «Два гренадера» на стихи Генриха Гейне. Нео-ортодоксы в значительной степени стали такими же «немцами Моисеева закона», как и их оппоненты-реформисты.

Некоторые нововведения ранних реформистов, не противоречащие букве закона, были впоследствии приняты и нео-ортодоксами. В их синагогах регулярно звучали проповеди на местном государственном языке. (Традиционные раввины обращались к пастве дважды в год, накануне Песаха и Йом Кипура, и исключительно на идише.) Синагогальное богослужение было максимально приближено к европейским представлениям о красоте и порядке. Некоторые нео-ортодоксы даже согласились ставить хупу (свадебный балдахин) в синагоге, против чего возражали многие их предшественники, справедливо видя в этом подражание христианским обычаям.

В полной мере новый подход проявился в учебных заведениях, созданных ведущими идеологами нео-ортодоксии. Школа р. Гирша воспитывала благочестивых «мирян», которые одновременно были бы полноценными членами немецкого буржуазного общества. Берлинская семинария выпускала раввинов, которые в то же время были европейскими интеллектуалами: студенты семинарии параллельно слушали курсы в Берлинском университете. Особым шиком считалось защитить докторскую диссертацию одновременно с получением раввинского диплома (смихи), причем темы диссертаций нередко не имели ничего общего с еврейской религией. К примеру, один из семинаристов написал работу о французской политике папы Льва IX, другой — о философии Канта, третий — о еврейских элементах Корана, четвертый — об исторических сочинениях Иосифа Флавия.

Несмотря на верность Торе, еврейство нео-ортодоксии оказалось, в определенной степени, половинчатым. Поэтому неудивительно, что наиболее консервативные элементы отвергли не только реформизм, но и сам путь р. Гирша, р. Гильдесгеймера и их последователей.