Лучшие эссе Олимпиады 2009-2010

6 Языкознание. Валерия Дьякова

Языкознание. Валерия Дьякова

«Уважаемые делегаты! Мне как одному из организаторов конгресса выпала честь приветствовать вас!...» Этими словами Т.Герцель начал свою речь на Первом сионистском конгрессе в Базеле в 1897 году.


Не только эта речь, но и многие другие были произнесены с трибуны конгресса на немецком языке. В кулуарах делегаты говорили между собой по-немецки, по-русски или на идише. В своей книге «Еврейское государство» (тоже, кстати, написанной по-немецки) Герцель отмечает: «Мы не умеем говорить друг с другом на иврите».

 

На протяжении тысячелетий евреи говорили на языке тех стран, в которых жили. Иврит же оставался «святым языком», языком молитв, языком, на котором писали книги по религиозным вопросам, но не разговаривали. Лишь изредка, когда евреи - выходцы из разных стран, встречались, нуждались в общем языке, они говорили на иврите. Но это был очень устарелый язык, то, что называется «мертвым « : язык, которым не пользуются в повседневной жизни. Все то, что было создано людьми, что появилось в их жизни в течение тысяч лет, не нашли в нем отражения. В иврите не было слов и выражений для новых вещей и явлений. Как же можно пользоваться языком, в котором нет слов «карандаш», «велосипед», «мороженое»?

 

Ko гда Герцель писал «Еврейское государство», в одном из кварталов Парижа жил студент-еврей из Литвы по имени Элизер Перельман. Как и Герцель, он размышлял о возрождении еврейского народа и создании еврейского государства. В 1888 году он писал: «Три слова начертаны огромными буквами на национальном знамени: СТРАНА, НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЯЗЫК И ПРОСВЕЩЕНИЕ. Наш национальный язык - это иврит. В нашей стране, в Эрец-Исраэль, в школах, которые мы в этой стране откроем, мы должны сделать его языком обучения...»

 

Евреи, не могут стать живым народом, не возвратясь к языку отцов не пользуясь им. Не только как книжным, но именно в устной речи, как все народы пользуются своим языком.

 

Элиэзер Перельман не ограничился призывами. Он репатриировался в Эрец-Исраэль, переполнненый решимости, превратить иврит в разговорный язык. Осуществлению этой идеи он

 

Посвятил всю жизнь. Даже свою «галутную» фамилию он сменил на ивритскую - Бен-Иехуда.

 

После прибытия в Палестину в 1881 году Бен-Иехуда начал говорить с членами своей семьи только на иврите. В 1882 году у него родился сын Бен-Цион, который официально стал первым «ивритским ребенком» - то есть, первым ребенком, для которого иврит был не выученным, а родным языком. Окружение семьи предрекало ребенку мрачное будущее, утверждая, что в таком языковом окружении он не сможет нормально развиваться. И действительно до 4 лет Бен-Цион вообще не говорил. Даже жена Бен-Иехуды не устояла и втайне от мужа начала разговаривать с ребенком по-русски; когда это раскрылось, между супругами разгорелась семейная ссора, и во время нее - о, чудо! - Бен-Цион заговорил.

 

. Чтобы общаться с ребенком, Бен-Иехуде пришлось придумать много слов, без которых нельзя представить детский словарный запас. Так на свет появились кажущиеся сегодня элементарными слова, такие как «буба» (кукла), «офанаим» (велосипед), «глида» (мороженое) и т.д. Всего Бен-Йехуда изобрел примерно 220 новых слов, причем около четверти из них так и не закрепились в иврите.

 

Успех семейного эксперимента привел к тому, что примеру Бен-Иехуды последовали еще четыре семьи - они тоже стали разговаривать с новорожденными детьми только на иврите. Каждой семье, принявшей подобное решение, жена Бен-Иехуды пекла в подарок пирог. Чтобы представить, насколько трудным было продвижение разговорного иврита в массы, достаточно упомянуть, что за 20 лет ей пришлось спечь всего 10 таких пирогов...

 

Однако даже такие скромные успехи лишь увеличили число противников Бен-Иехуды. Бунтарский характер тоже не добавлял ему сторонников. Созданное Бен-Иехудой общество любителей иврита «Сафа брура» («Ясный язык») многие называли не иначе как «Сафа арура» («Проклятый язык»).

 

Основанная в 1886 году в Ришон ле-Ционе школа «Хавив» стала первой в мире школой, в которой все предметы преподавались на иврите. Учебников по большинству предметов на иврите попросту не существовало, и преподавателям приходилось составлять их в ходе учебного процесса. Учебник по еврейской истории написал сам Бен-Иехуда.

 

Учебные заведения вообще оказались главным фронтом «языковой войны» - в них ивриту приходилось конкурировать с немецким, французским и английским. Переломным моментом стал 1913 год: сторонникам иврита в хайфском Технологическом институте (Технионе) удалось победить сторонников немецкого, считавшегося тогда языком науки и технологии (победа эта было особенно примечательной, если учесть, что во главе апологетов немецкого стояли меценаты, спонсировавшие Технион). В 1922 году, незадолго до смерти Бен-Иехуды, «языковая война» завершилась - британские мандатные власти придали ивриту статус официального языка Эрец Исраэль.

 

Для решения проблем, связанных с обновлением языка, по инициативе Э. Бен-Иехуды в 1890 году был основан комитет языка иврит. Его целью было «распространение языка иврит и еврейской разговорной речи во всех слоях народа». Бен-Иехуда приступил к главному делу своей жизни-работе над толковым словарем иврита. Он придумывал и обновлялдесятки слов и терминов, в которых нуждался разговорный язык.

 

Стремясь ввести язык в обиход, Бен-Иехуда начал издавать газету на иврите.

 

Борьба за возрождение иврита, нашла активную поддержку среди небольшой группы еврейских учителей, стремившихся привить иврит школьникам. Перед учителями стояли сложные вопросы, как научить детей языку, которым они не владеют? Как могут они учить математику, географию, историю, когда на иврите пока не существует даже названий для этих предметов? Сомнений и споров было не счесть. На I съезде учителей. Съезд учителей решил: « Наше главное желание - вложить язык в уста детей и оживить его, а что касается книг, недостающих названий и терминов, то не следует излишне тревожиться об этом и отказываться из-за этого от нашего дела. Все эти книги и нужные названия будут созданы по мере необходимости». Учителя не опускали рук. Они продолжали искать, изобретать слова, они переводили учебники с иностранных языков, они переводили учебники с иностранных языков, они составляли письменные разработки уроков и пользовались вместо учебников. Во всех их действиях ими руководила вера в правильность избранного пути.

 

Действительно, вера творит чудеса. Еврейское образование на еврейском языке больше не мечта, это жизнь. Тот, кто видит, например, учеников, воспитываемых в еврейском духе и на еврейском языке, тот, кто видит все это сегодня и знает, как это было вчера, должен признать, что в стране действительно свершилась революция. Только иврит может объединить разные еврейские общины и выработать в конце концов один язык для будущего поколения.

 

Знаменитый писатель Ш.-Й. Агнон, лауреат Нобелевской премии в области литературы, спросил как-то вторую жену Бен-Иехуды Хемду: «Как получилось, что именно ваш супруг считается отцом возрождения иврита, ведь и без него на иврите в Иерусалиме говорили многие?» Ответ Хемды был весьма лаконичным: «У них не было таких удачных пиарщиков, как я».

 

Как бы то ни было, осенью 2007 года ЮНЕСКО официально признала роль Элиэзера Бен-Иехуды в возрождении иврита и выразила намерение принять участие в праздновании 150-летия со дня его рождения. Обычно эту организацию трудно заподозрить в любви к Израилю, но даже она не смогла проигнорировать уникальность дела жизни Бен-Иехуды и его успех.

 

Впрочем, специфику происшедшей в последние сто с небольшим лет революции лучше всего отразил писатель Эфраим Кишон , автор знаменитого афоризма: «Израиль - это единственная страна мира, в которой родители учат свой родной язык от детей».

 

Именно здесь самая ошеломляющая и революционная новизна Израиля: здесь звучит язык похороненный многими, вычеркнутый из списка живых вместе с тем народом, который когда-то на нем говорил. Во всем мире родители, передают свой язык детям, но здесь, где на одной улице и в одном доме встречаются выходцы из разных стран, родители учатся общему языку из уст детей. Для детей это язык школы и общих игр. Иврит - язык государственных учреждений, цемент, скрепляющий национальное единство. Иврит - дорога из прошлого в будущее. Его возрождение стало триумфом "осуществленной утопии".

 

Язык могучий образ правоты,

с которой мыслят целые народы.

В иврите нет ни неба, ни воды,

а только небеса и только воды.

 

Нам не дано осмыслить до конца,

когда всего лишь погруженье длится,

что нет в иврите слова для лица,

а есть одно-единственное лица.

Не оттого ли каменный кумир

не мог ужиться с племенем дотошным,

давно понявшим, как изменчив мир

и только с виду кажется несложным?

Язык с печатью тайны на челе!

В нем даже Бог, единый несомненно,

во множественном пишется числе

поскольку Он везде одновременно .