Еврейская община Марокко

6 ПОЛОЖЕНИЕ ЕВРЕЕВ В МАРОККО

С XVI в. из Марокко, как и из других стран, где имелись крупные еврейские общины, началось бессистемное переселение евреев в Палестину. По преимуществу это были законоучители и их ученики, а также пожилые люди, желавшие умереть у подножия Стены Плача. Среди них были известные раввины, например, Хаим бен-Антар, комментарии которого к Торе приобрели большую популярность у евреев Восточной Европы, особенно у хасидов.

Основная масса переселенцев до середины XIX в. жила за счет пожертвований из-за рубежа - халукка.

В начале XIX в. евреев в Марокко насчитывалось от 50 до 100 тысяч человек, т.е. это была самая крупная еврейская община в Северной Африке.

Среди них выделялись две группы: потомки сефардов и слившихся с ними местных евреев, другая - потомки местных евреев и принявших иудаизм берберов. Первые были знакомы с европейской культурой, их экономическое и политическое положение было благоприятным, из их среды выходили раввины, судьи, государственные деятели. Евреи второй группы жили в деревнях Атласских гор и были почти что бесправны, находясь на положении фактически крепостных у местных шейхов, от которых они полностью зависели. Шейхи могли их продать, подарить, передать по наследству, проиграть в нарды или выменять на что-то ценное.

Евреи, как правило, работали кузнецами, погонщиками мулов, ремесленниками. Они не имели права вступить в брак без разрешения хозяина, который, в свою очередь, был обязан защищать «своих» евреев от нападений чужаков и мстить за их убийство.

В XVIII -- начале XIX в. положение марокканских евреев, страдавших от непрекращающейся борьбы за власть и религиозного фанатизма властей, резко ухудшается.

Так красили кожи и сто, и пятьсот лет назад. Так красят их и теперь

Например, евреи отказались поддержать мятежного принца Язида в борьбе с братом за престол. Захватив столицу и став королем, Язид припомнил это евреям, инициировав серию кровавых погромов, во время которых в Тетуане, Мекнесе, Марракеше, Фесе были убиты сотни евреев.

Гонения прекратились только с приходом к власти нового короля, Сулеймана-Самсона, 1792 -- 1822 гг., однако положение евреев оставалось тяжелым. Во многих городах все еще случались нападения на еврейские общины, а морская торговля пришла в упадок: средиземноморские страны объединились с целью положить предел неимоверно разросшейся мощи берберийского пиратства. Европейцы наносили удары по базам морских разбойников, отважно преследовали корабли с «веселым роджером» на мачтах, и, догнав, беспощадно уничтожали всех пиратов, кем бы те ни были.

В это время немало евреев эмигрировало из Марокко в другие страны, самые богатые еврейские семьи были приняты в Англии.

Положение евреев вновь резко ухудшилось в середине XIX века во время многочисленных конфликтов Марокко с европейскими странами. Тяжелые гонения повсеместно обрушились на общины в 1844 г., во время войны с Францией. В 1853 г. в Марокко произошли погромы, спровоцированные ложными обвинениями евреев в шпионаже в пользу враждебной тогда Испании. Разъяренные марокканцы устроили резню в Тетуане, во время которой погибло около 400 евреев, а остальные бежали.

В краткие периоды французского и испанского правления на захваченных европейцами территориях, евреям были предоставлены свобода вероисповедания и передвижения, гарантирована личная безопасность. При этом евреи не являлись полноправными гражданами страны.

Некоторое улучшение наступило лишь во второй половине XIX в., когда короли Марокко, озабоченные финансовыми кризисами, снова стали поощрять торговлю и еврейских купцов. Теперь евреи занимались экспортным бизнесом, практически монопольно торгуя золотом, слоновой костью, миндалем, маслинами и другими экзотическими товарами.

Евреи вновь занимали видное место в дипломатическом корпусе государства - почти все служащие консульств и торговых миссий Марокко в европейских странах были евреями.

Когда Марокко начало активно торговать с европейцами, то султан издал распоряжение, что живущие в порту Эс-Сувейра евреи, которые устраиваются в услужение к европейцам, освобождаются от налогов. В результате места слуги или носильщика при европейце стали продаваться за огромные деньги, так как ростовщичества евреи не бросили, но уже и не платили налогов.

Сэр Моисей (Мозэс) Монтефиоре

Большую роль в улучшении положения местных общин сыграл известный филантроп, сэр Моисей Монтефиоре, в результате ходатайств которого правительство страны в 1864 г. даровало своим еврейским подданным равные права.

На практике, однако, эти указы не всегда выполнялись, продолжались нападения на евреев, погромы и убийства, как правило, остававшиеся без последствий. В то же время, когда случались пожары, голод и эпидемии, поражавшие всех без разбору, происходили совместные богослужения евреев и мусульман о спасении от бедствия. Так было в конце XVIII в. в Фесе, где от чумы погибло 65 тысяч человек, и где местные власти даже просили раввинов о таком совместном молении.

Как правило, короли Марокко не вмешивались во внутренние дела евреев, предоставив им довольно широкую автономию.

Французское консульство в Касабланке, 1920 г.

В стенах еврейских кварталов евреи имели свои суды, систему управления и взимания налогов, а также организацию богослужения.

Во главе общин стояли нагиды, которые, с одной стороны, представляли соплеменников перед властями королевства, а с другой - представляли власти перед общиной. Нагиды несли ответственность перед королем или наместником за своевременную уплату налогов и иногда терпели большие убытки, если община бывала не в состоянии выполнить свои обязательства. Многие марокканские нагиды и раввины, а также известные каббалисты и философы происходили из сефардских семей.

До середины 19 в. марокканские евреи побережья и крупных центров внутри страны получали образование в начальных школах или в школах талмуд-тора. Более широкое религиозное образование давали иешивы, в которых учились в основном дети из раввинских семей. Девочки не посещали школ и получали домашнее образование, сводившееся главным образом к изучению приготовления кошерной пищи и соблюдения субботы. Были и хорошо образованные женщины - в XVIIIв. поэтесса Фреха бат Иосеф писала стихи на иврите. В 1862 г. Альянс открыл первую школу в Тетуане, затем в Танжере (1865), Могадоре (1867), в Фесе, Касабланке и других городах после 1874, в том числе две школы для девочек.

Королевский дворец Дар-Махзен

Альянс стремился дать учащимся современное образование на французском языке и поначалу уделял мало внимания изучению еврейских предметов. Поэтому в 19 в. некоторые раввины и общинные лидеры игнорировали школы Альянса, называя их «центрами ереси». В 20 в. учителями школ Альянса стали выпускники этих школ (получившие педагогическое образование в Париже), и в школах Альянса стали уделять гораздо больше внимания ивриту и религиозным предметам. В 1912-32 число учеников в школах Альянса увеличилось с 5036 до 18 750.

В конце 19 в. еврейское население крупных городов, особенно тех, в которых были консульства европейских стран, увеличилось. Тысячи бедняков жили скученно в еврейских кварталах. Считается, что в конце 19 в. в Марокко проживало около 200 тыс. евреев.

После установления в 1912 году франко-испанского протектората над Марокко и ускоренного экономического развития страны, положение евреев значительно улучшилось. Многие из них заняли видное место в торгово-промышленной сфере страны. Выросло число лиц «свободных профессий» и служащих французской администрации, которые нередко получали образование в университетах Франции. Вскоре французы поставили под свой контроль все учреждения еврейской общины, которым в 1918 г. был придан официальный статус, но полностью отнята автономия. В период протектората они могли заниматься только благотворительностью.

Фотография типичной семьи фесских евреев (1912 г.)

После 1912 крупные фирмы Франции стали играть ведущую роль в марокканской экономике, что привело к разорению многих еврейских купцов и торговцев. О пиратстве или его поддержке, скупке добычи у пиратов уже не могло быть и речи.

В 20-30-е гг. XX в. в Марокко переехала часть евреев из Алжира, Туниса и некоторых стран Ближнего Востока. К началу Второй Мировой войны там проживало 225 тысяч евреев.