Евреи в Йемене

5 ПОСЛЕДНИЙ ЕВРЕЙСКИЙ ЦАРЬ ХИМЬЯРА

После гибели Юсуфа Зу Нуваса эфиопы захватили Йемен и разрушили его столицу - Тафар. Новой столицей страны стала Сана. Оккупационные войска грабили страну, сторонники Зу Нуваса были увезены в эфиопское рабство, многие были насильно крещены. Средневековье арабские источники зафиксировали в Западной Африке поселение потомков одного из кланов таких йеменских евреев, ушедших из абиссинского плена на запад.

После кровопролитной борьбы между эфиопскими полководцами за власть победителем вышел Абраха - ревностный христианин и гонитель евреев. Издевательства завоевателей над населением Йемена привели в 541 году к восстанию, которое вскоре было подавлено. Правление Абрахи продолжалось примерно до 570 года. Одним из известнейших его деяний была неудачная попытка захвата города Мекки, важной караванной точки на «дороге благовоний».

Абрахе наследовали его сыновья Яксум и Масрук. После недолгого правления Яксума в борьбу за власть вступил Сайф (Меч) Зу Язан, проживший короткую, но полную драматических приключений жизнь. Большую часть наших сведений о происхождении этого князя мы черпаем из сочинений йеменских историков и арабских хронистов XII-XIV вв. Почти все имеющиеся в нашем распоряжении источники отмечают связь Сайфа с династией химьярских царей. Род Зу Язанов исповедовал иудаизм и состоял в активной оппозиции эфиопским захватчикам.

Отец Сайфа был яростным противником эфиопских захватчиков. Его мать была еврейкой и отличалась, по преданию, особой красотой. Она приглянулась царю Абрахе, и тот женился на ней. Маленький Сайф остался с матерью и был усыновлен Абрахой. До определенного возраста Сайф рос в семье царя Химьяра и отчима - Абрахи.

Мальчик ничего не знал о своем еврейском происхождении. Можно предположить, что, воспитываясь в семье такого ревностного христианина, каким был его отчим, он был крещен и получил христианское образование.

Однако мать открыла ему историю настоящего отца. Сайф затаил вражду к своему отчиму, однако, согласно свидетельству Табари, решился на открытое выступление лишь после смерти Абрахи и его старшего сына Яксума, наследовавшего ему. По всей видимости, Сайф тайно вернулся к вере своего отца и вступил в контакт с иудейскими родами Химьяра, враждебно настроенными к эфиопам-христианам.

Согласно сообщению арабского ученого и поэта Абуль-Фараджа аль-Исфахани, Сайф, подобно своему отцу, поклялся не пить вина и не прикасаться к женщине, пока не отомстит эфиопам за страдания и позор, нанесенные его семье и всем евреям Йемена.

Зная об отказе в союзничестве, полученном еще его отцом при персидском дворе, Сайф решил вначале искать помощи в Византии: он добрался до Константинополя и добился аудиенции у императора Юстина II. Однако император отказал ему, заявив, что «эфиопы придерживаются моей веры и веры моего царства, вы же - иудейской веры».

Разочарованный этим ответом, Сайф, подобно своему отцу, решил обратиться к персидскому царю. На этот раз Хосров серьезно отнесся к предложению йеменского шейха. Экспедиция в Йемен казалась рискованным предприятием. К тому же в это время военные ресурсы Ирана были направлены на подавление восстания в Армении. Зороастрийский первосвященник предложил Хосрову освободить из тюрем всех заключенных, приговоренных к смерти и собрать из них экспедиционный корпус для отправки с Сайфом в Йемен. Хосров принял совет и выпустил из тюрем 800 заключенных, предоставил им несколько кораблей и руководителя экспедиции - своего брата Вахриза.

Сайф, за неимением ничего лучшего, принял это предложение. На пути домой корабли Сайфа попали в сильный шторм, и два из них, вместе со всем экипажем, пошли ко дну. Добравшись до берегов Йемена, Сайф решил высадить свой десант у берегов Хадрамаута, где проживал род Зу Язанов и преобладали еврейско-химьярские кланы, враждебные эфиопам. Сайф отправился собирать своих сторонников и привел в лагерь внушительное подкрепление.

Вскоре к Масубу во главе огромного войска явился эфиопский царь Масрук, сын покойного Абрахи, прижавший людей Сайфа к морю. Обладая абсолютным численным превосходством, Масрук мог не сомневаться в своей победе. Однако, опасаясь конфликта с Ираном, Масрук предпочел решить дело миром и вступил в переговоры. Обе стороны обменялись клятвами и разошлись по своим лагерям. Возможно, Вахриз и Сайф надеялись на помощь отрядов химьяритов-иудеев, которые еще не успели прибыть в лагерь Сайфа.

За день до истечения срока перемирия Вахриз приказал поджечь корабли, отрезав все пути к отступлению. На следующее утро Вахриз и Сайф выстроили свою маленькую армию тылом к морю. На вооружении у персов было необычайное оружие, неизвестное в Йемене, - самострелы (араб. «аль-банджакан»), вероятно проникшее в Иран из Китая. Убойная сила и дальность полета стрел этого оружия далеко превосходила обычные луки. Именно на эти самострелы Вахриз и возлагал свои надежды. Войску эфиопов, по словам Табари, «не было видно конца». Особо выделялся сам Масрук, с рубиновым венцом на голове, ехавший на слоне. Вскоре он сошел со слона и пересел на верблюда, затем на лошадь и, наконец, на мула. Сайф и его люди увидели в этом доброе предзнаменование скорого падения эфиопов. И действительно, удачным выстрелом из аль-банджакан Вахризу удалось поразить Масрука. Деморализованные гибелью своего вождя эфиопы и их союзники обратились в бегство, и, по словам Табари, «люди Сайфа учинили среди них страшную резню».

После победы при Масубе Сайф и Вахриз двинулись на Сану, в которую они вступили без сопротивления. В древнем дворце царей Химьяра Вахриз короновал Сайфа посланной Хосровом короной и облачил его в шитые серебром одеяния. Вскоре Вахриз вернулся обратно в Иран с первой данью, высланной Сайфом персидскому царю. Персидские воины, прибывшие с Вахризом, остались при Сайфе.

Таким образом, в 575-576 годах, после более чем пятидесятилетнего перерыва, в Йемене вновь воцарился еврейский царь, на этот раз - вассальный персидскому монарху.