Сефардское еврейство после изгнания из Испании

1 Гранадский эдикт

«2 января 1492 года на одной из башен замка Альгамбра, резиденции эмира Гранады, появился сначала большой серебряный крест, а затем королевский штандарт Кастилии. Это зрелище вызвало ликование в лагере испанцев, много месяцев осаждавших последний иберийский город, все еще остававшийся в руках мусульман. Через несколько минут городские ворота распахнулись, и на встречу королю Арагона Фердинанду в окружении многочисленной свиты выехал Боабдил, эмир Гранады. Как и было условлено в ходе предварительных переговоров в испанском лагере, Боабдил сделал движение, чтобы сойти с коня, но Фернандо предотвратил его. Тогда эмир передал королю ключи от города. «Эти ключи, -- сказал он, -- являются последними реликвиями Арабской империи в Испании; это Ваши трофеи. Таково желание Бога! Получите их с милосердием, которое Вы обещали, и которое мы ищем в Ваших руках.»

Так закончилась Реконкиста -- многовековая война за освобождение Пиренейского полуострова от мусульман, захвативших его в начале VIII века.


Здесь же, в Гранаде, произошло событие, положившее конец испанскому еврейству. Расположившись в Альгамбре, бывшей резиденции эмира, король Арагона Фердинанд и его супруга, королева Кастилии Изабелла, подписали т. н. Гранадский эдикт, поставивший испанских евреев перед выбором: либо креститься, либо покинуть королевские владения до 31 июля 1492.


Это жестокое решение было мотивировано следующим образом: в королевских землях проживало большое количество евреев, перешедших в католичество. Однако постоянные контакты с бывшими единоверцами якобы стали причиной того, что многие из них усомнились в сделанном выборе:


«В наших королевствах есть нечестивые христиане, которые приняли иудейскую веру и откололись от нашей святой католической веры; и произошло это, главным образом, по причине наличия отношений между евреями и этими христианами.»

(Гранадский эдикт, 2)


Согласно эдикту, власти предприняли несколько попыток прекратить все контакты между крещеными и некрещеными евреями, однако это не дало желанных результатов, поэтому король и королева вынуждены были пойти на крайние меры:


«Мы приказываем всем евреям и еврейкам, независимо от возраста, которые проживают, находятся и существуют в наших королевствах и владениях... чтобы к концу месяца июля настоящего года, все они ушли из наших вышеупомянутых пределов и владений... и не смели ни возвращаться в эти края, ни проживать в них, ни поселяться в какой-либо части их, как временно на пути куда-либо, так и каким-либо иным образом, под угрозой сурового наказания. А если евреи не выполнят этот эдикт и не будут его соблюдать... то их приговорят к смерти и конфискации всей их собственности в казну.»

(Гранадский эдикт, 4)


Лидеры испанского еврейства предпринимали попытки добиться отмены эдикта. За право остаться в Испании евреи были готовы заплатить любые деньги. Однако все было напрасно. История испанского еврейства закончилась.


Эмилио Сала Франсес. Изгнание евреев

http://i1232.photobucket.com/albums/ff378/DimaKhot/Is2Day/2012/spain.jpg

http://i1232.photobucket.com/albums/ff378/DimaKhot/Is2Day/2012/spain.jpg


Часть евреев согласилась креститься: среди них было немало влиятельных лиц, например, бывший глава евреев Кастилии рабби Авраам Сеньор; его крестными родителями стали лично Фердинанд и Изабелла. Остальные же -- по разным оценкам, их было от нескольких десятков до нескольких сот тысяч -- распродали за бесценок свое имущество и навсегда покинули испанскую землю.


Изгнание из Испании стало далеко не первым изгнанием в истории диаспоры: в 1290 году евреев изгнали из Англии, в 1349 -- из Венгрии, в 1394 -- из Франции... Однако именно изгнание из Испании оставило неизгладимый след в национальной памяти. Причин этому несколько. Во-первых, испанская община была одной из самых древних общин диаспоры: пиренейские евреи считали себя потомками жителей Иерусалима, изгнанных еще в библейские времена вавилонским царем Навуходоносором. А во-вторых, испанская община издревле славилась ученостью, богатством и могуществом: и при мусульманских, и при христианских правителях еврейские лидеры входили в ближайшее окружение королей. Поэтому гибель этой общины была воспринята как бедствие общенационального масштаба. Красноречивее всего об этом свидетельствует следующий факт: по еврейскому календарю последний день, когда евреи могли оставаться на испанской земле, пришелся на 7 Ава. Однако уже один из духовных лидеров изгнанников, выдающийся ученый и комментатор Писания дон Ицхак Абарбанель, утверждал, что евреи были изгнаны из страны 9 числа того же месяца -- в день, когда, согласно традиции, были разрушены Первый и Второй храм. Тем самым он фактически поставил знак равенства между изгнанием евреев из Испании и величайшей трагедией в еврейской истории.