Сефардское еврейство после изгнания из Испании

4 Оставшиеся в Испании: лимпьеса де сангре и инквизиция

В 1492 году многие испанские евреи предпочли изгнанию крещение. Многие крестились задолго до этого, зачастую совершенно искренне, поскольку пришли к выводу, что именно христианство, а не иудаизм -- истинная спасительная религия. Показательна в этом смысле история некого Йеошуа Лорки, жившего в конце XIII - первой половине XIV века. Когда его учитель, известный философ Шломо Галеви, решил креститься, Йеошуа написал ему пространное письмо, в котором пылко доказывал ложность этого выбора. Однако не прошло и двадцати лет, и бывший ученик последовал примеру учителя, выйдя из крестильной купели с новым именем Джеронимо де Санта-Фе.


В отсутствие контактов с «практикующими иудеями» крещеные евреи, скорее всего, растворились бы в новом окружении в течение двух-трех поколений. Однако испанское общество и власть сделали все возможное, чтобы этого не произошло.


Прежде всего, старые католики опасались, что энергичные, талантливые «новые христиане» отберут у них все выгодные, хлебные должности. Поэтому было принято несколько законов о лимпьеса де сангре («чистоте крови»). Согласно этим законам, человек мог получить государственную должность, офицерский чин или место университетского преподавателя, а также выехать в заморские владения, только предъявив официальную справку, что в его жилах нет еврейской или мавританской крови. А поскольку никто из испанцев не хотел проблем для своих детей, потомки крещеных евреев женились почти исключительно друг на друге.


Вдобавок новых христиан (не всегда несправедливо) подозревали в том, что они крестились только для виду, а в душе сохранили верность религии предков. Поэтому потомки крещеных евреев находились под постоянным наблюдением инквизиции, производившей аресты и следствие при малейшем подозрении в тайном иудействе. Эти меры также не давали забыть о своем еврейском происхождении даже тем новым христианам, которые искренне стремились стать частью христианского общества.


Изоляция от «старых католиков» и постоянные напоминания о еврействе привели к тому, что вплоть до XVIII века среди новых христиан появлялись люди, стремившиеся стать «настоящими евреями». Оставаясь внешне католиками, эти люди старались втайне соблюдать еврейские обряды: например, постились в Йом Кипур. При первой же возможности они бежали из страны и присоединялись к какой-нибудь легальной общине.


Особенно много таких людей было среди потомков португальских евреев. (С 1580 по 1640 годы Португалия была испанской провинцией, и многочисленные уроженцы этой страны переселились в Испанию.) Дело в том, что португальский король Мануэль, повелев евреям креститься или эмигрировать, в то же время не желал терять столь полезных подданных. Он обещал в течение двадцати лет не преследовать их за невыполнение католических обрядов. В 1512 году этот льготный срок был продлен до 1534 года. В результате многие португальские евреи крестились лишь формально, оставаясь в душе приверженцами Бога Авраама, Ицхака и Яакова, а не Иисуса из Назарета.


Для христианина соблюдение еврейских обрядов считалось преступлением. В XVI-XVIII веках сотни тайных иудеев стали жертвами испанской и португальской инквизиции. В тех случаях, когда обвиняемые признавали свою вину и «примирялись с церковью», дело заканчивалось разорительными штрафами. Так, 13 декабря 1637 года инквизиция судила в Толедо по обвинению в иудействе известного банкира Хуана Нуньеса Саравию, его брата Энрике и нескольких других финансистов из числа новых христиан. Все признали себя виновными и уплатили за свою жизнь крупный штраф -- 320 тыс. дукатов. Иногда дело заканчивалось конфискацией всего имущества, как в случае с некой женщиной, осужденной в 1579 в Севилье:


«Хуана де Перес, португалка, женщина 40 лет, проживающая в Риамонто. Она придерживалась иудейской веры и сохраняла ее в течение многих лет, соблюдая все ее предписания и церемонии, и вводила этим в соблазн других. Она исповедовалась и примирилась с церковью. Она наказывается отлучением и вечным тюремным заключением. Ее движимое и недвижимое имущество конфискуется.»

(Отчет о лицах, которые были названы в числе покаявшихся на публичном аутодафе, проведенном святым судилищем или инквизицией в Севилье в воскресенье 3 мая 1579 г.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Spain/XVI/Inkvisition/autodafe_1579.htm )


Если же обвиняемый упорствовал и публично провозглашал верность еврейской религии, его ждала смертная казнь на костре. К примеру, в 1584 году в испанском городке Эвора по обвинению в иудействе была казнена некая Мор Диас; в 1647 году в Лиссабоне погиб Исаак де Кастро Тартес, арестованный в Бразилии (тогда -- португальская колония) за проповедь иудаизма среди тамошних новых христиан; между 1655 и 1656 годами в Кордове и Сантьяго-де-Кампостелле были казнены трое членов семейства Бернал. Этот скорбный список можно продолжать долго.